Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

И.В.Данилов

АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ ТВЕРДЫНЯ ПОДОЛЬЯ

Артиллерия, как род войск, выступает младшей сестрой пехоты или кавалерии, впрочем, никогда не как подчиненная первой или второй. Больше того, именно относительно артиллерии была выведена формула: "Последний аргумент короля", а позднее ее назвали "богом войны". Прийдя из стран Азии, именно в Европе артиллерия достигла общего признания и достигла невиданных до того высот. От кустарных ремесленных литейных - до централизованного пушечного производства, от спонтанного, случайного использования малоподвижных железных трубок-громовержцев, до регулярного артиллерийского огня на поле боя и формирования артиллерии как отдельного рода войск. Таким был короткий путь между этапами европейской артиллерии.
Уже на рубеже XV-XVI вв. во Франции, Италии, Германии, Испании, Нидерландах, России... возникли большие центры пушечного производства, были написаны первые теоретические труды и практические пособия для артиллеристов. Не исключенными из этого процесса были и тогдашние украинские города. Во многих из них традиционно производили порох ("зілля вогневе"), лили пушечные стволы, ковали лафеты. Особенная роль здесь принадлежит Каменцу-Подольскому. Издавна он выступает как твердыня, оплот христианства - antemurale hristianum. Издавна он - признанная крепость, о которую разбивались волны нападающих.
Артиллерийское вооружение крепости и ее боезапас довольно часто изготавливался в городе, а в XVIII в. военные инженеры А.А.Гловер де Глейден и Ян де Витте устроили здесь серийное пушечное производство. Поэтому и в средние века, и в новую эпоху, и во время владычества в Каменце турок, он выступает как могучий артиллерийский бастион, где сосредоточены сотни пушечных стволов, и находится артиллерийский арсенал - база обеспечения.
Десятки военно-инженерных планов - и воплощенных, и нереализованных - свидетельствуют о неоднократной модернизации Каменец-Подольской крепости, которая была вызвана модернизацией артиллерии.
Без преувеличения, крепость древнего города, которая объединила в себе оборонные элементы многих европейских фортификационных школ, можно считать уникальной. Уникальна и история развития артиллерийского обеспечения Каменца, знать которую было бы хорошо каждому, а особенно специалистам военно-историческим. Поэтому работа авторского коллектива, раскрывающая один из аспектов былого Подолья, кажется нам достаточно актуальной. Мы видим, что артиллерийские традиции сегодняшнего Каменца крепко базируются на исторической почве и имеют перспективу дальнейшего развития. Особенная роль в их сохранении отводится ныне военным профессионалам - офицерам сегодняшнего Каменецкого арсенала, которому исполняется 55 лет со дня основания.

История развития артиллерии как таковой уходит своими корнями в глубокую древность и начинается в дохристианское летоисчисление с так называемой "метательной артиллерии" - баллист и катапульт, известных позднее в Древней Руси под обобщающим названием "пороки" - разрушители. На то время это были достаточно сложные и эффективные механизмы, которые могли посылать камень, толстое бревно или стрелу весом 50-60 кг на расстояние до 300 метров, а более легкие - и дальше. История огнестрельной артиллерии значительно младше, особенно в Европе, познакомившейся с "огненным боем" где-то в ХІІ-ХІІІ в. в странах Азиатского Востока.
Само слово "артиллерия" выводят из французского artillerie (подготовить, снаряжать); латинского arcus (лук) и telum (стрела); испанского artilla (запасаться, делать припасы); или итальянского arte de tirare (искусство стрельбы). Учитывая, что одним из первых научных трудов по артиллерии была напечатана книга итальянского математика Николо Фонтана Тартальи (1499-1557 гг.), можно считать, что термин "артиллерия" итальянского происхождения.
Первые пушки XIII-XIV в., кованные из железных полос или скрученные и сваренные кузнечным методом и стянутые для крепости обручами, были неуклюжим и малоэффективным оружием больше психологического, нежели тактико-боевого характера. Тяжелые, часто огромного калибра, котоый был обусловлен несовершенством пороха, такие пушки были неудобны для транспортировки и поэтому их в первую очередь использовали как средство защиты крепостных или городских стен. Но заметим, что как оружие сдерживания или обороны артиллерия с самого начала стала чрезвычайно актуальной для оборонных объектов.
Стратегическая военная мысль средних веков и новой эпохи, не оперировавшей еще милионными или многотысячными вооруженными массами при строительстве оборонной доктрины главным образом полагалась на систему фортификационных сооружений - крепостей, замков, засечных полос или своего рода "противотанковых рвов" - сплошных рво-валовых систем, подобных древним "змеевым" или траяновым. Но даже совершенная фортификация, не обеспеченная средствами активной обороны, не способна была противостоять штурму большой массы противника, а особенно правильной (регулярной) атаке постоянной государственной армии, имевшей отрегулированное инженерно-саперное обеспечение.
С конца ХІV, а особенно в ХV в. крепости все больше полагаются на огнестрельное оружие, в т.ч. на артиллерию как на главное средство маневренной обороны.
Особенно активизируется этот процесс с изобретением в ХVІ в. зернистого пороха, что позволило резко повысить дальнобойность артиллерии и, главное, ее эффективность. Артиллерия все больше отказывается от использования каменного снаряда в качестве противодействия крепостным стенам и переходит к использованию железных шаров. Это дало возможность уменьшить калибр пушки в милиметрах, и соответственно ее вес, достигнув одновременно повышения эффективности артиллерийского выстрела. К примеру, если 40-фунтовая пушка, использовавшая каменные ядра, имела калибр 248 мм, то такая же, но с железным ядром - 172 мм. Это было обусловлено весом материала - 2,5 гр/см3 для камня и 7,5 гр/см3 для железа. При этом возможности даже самого твердого камня на сжатие, например, базальта - 1200-420 кг/см2, а железа - 4800-1100 кг/см2.

Облегченные пушки, смонтированные на совершенных лафетах, получили возможность сопровождать полевые войска, а пушки, предназначенные для осады, в большом количестве стягивались к стенам крепости для ведения брешь-батарейной и контр-батарейной борьбы.
Повышение эффективности артиллерии выявило полную неспособность традиционных каменных крепостей к продолжительному сопротивлению. И хотя крепости начали наращивать количество собственной артиллерии для проведения контр-батарейной борьбы и пехотного штурма, было ясно, что необходимы качественные изменения в крепостостроении. Поиски новых фортификационных форм и материалов привели к появлению бастионной и фортовой фортификации.
Крепость Каменца-Подольского, как и все европейские оборонные объекты, прошла всю этапную последовательность в развитии артиллерийского обеспечения. Безусловно, в первую очередь это должно было быть вооружение так называемой "метательной артиллерии". Как свидетельствуют письменные источники, грохот огнестрельных пушек Каменец услышал впервые в 1393 году. Правда, грохотали еще не крепостные, а штурмовые пушки великого литовского князя Витовта, который выганял из города князя Федора Кориатовича.
Считаем, что здесь нет ничего фантастического, ведь литовцы переняли у крестоносцев огнестрельное оружие еще в середине XIV в., и эффективно использовали его в боевых действиях. Тот же князь Витовт использовал артиллерию в битве на речке Вельи (Нярис), во время осады Вильнюса, в 1393 году, и в битве с татарами на речке Ворскле в 1399 году.
Письменные источники по истории Львова свидетельствуют, что в 1394 году по приказу короля Ягайла пушкарь Зброжек ввез в город первые пушки и 6 бочек пороха.
Врядли мог оставить без этого современного оружия Каменецкую крепость ее владелец конца XIV в. Спитко Мельштинский - опытный воин, взявший много крепостей, и хороший хозяйственник. Но отсутствие письменных источников не позволят с уверенностью говорить об огнестрельной артиллерии в нашем городе на рубеже XIV-XV вв. И хотя известно, что на фортификационное снаряжение в Каменце отчислялись немалые средства, а с 1479 года здесь начинают действовать регулярные коронные роты - антитатарские легкоконные отряды, характеристика вооружения крепости дается лишь в 1494 году, в первом ревизионном описании, который дошел до нас. На то время в замке было 26 единиц огнестрельного оружия (11 пушек и 15 ружей) - одна тарасница, четыре полуторасницы, четыре пушки поменьше и две полугаубицы. Определить калибр оружия этого периода, если он не указан в описании, абсолютно невозможно, поскольку каждая из пушек, да и ружей, могла производиться индивидуально и индивидуально к ней отливались ядра (пули). Скажем только, что тарасницами назывались пушки весом 50-150 кг, калибра 0,5-1,5 фунтов, которые на специальном безоткатном лафете - треноге - дислоцировались на крепостных стенах - тарасах. Гаубицами (гуфницами, гафуницами, гауфницами) назывались пушки, которые вели стрельбу как в горизонтальной плоскости, так и под большим углом возвышения. Можем заметить и то, что эффективность артиллерии еще оставляла желать намного лучшего, и это видно хотя бы из того, что на 26 единиц огнестрельного вооружения крепости приходилось 102 баллисты - больших лука на станке-лафете, которыми можно было вести стрельбу как металлическими пулями, так и тяжелыми стрелами.
XVI в. коренным образом меняет качественные характеристики артиллерии и именно с этого времени огнестрельное обеспечение Подольских крепостей получает особенную актуальность, поскольку с первой половины XVI в. Подолии непосредственно угрожают турки, имевшие чудесный, как на то время, артиллерийский парк и вышколенные саперные подразделения.
В 1530 году Черкасский староста Остафий Дашкович, при поддержке Виленского епископа Яна, предлагает польской короне план строительства цепи крепостей на Подолье, Волыни и на Руси Червонной. Хотя сейм польский и согласился с этим планом, реально была построена только крепость в Баре (ныне Винницкая область) и генерально реконструирована крепость в Каменце-Подольском. Первая из них в 1536 году имела на вооружении 21 бронзовую пушку, 2 железных, 68 аркебуз, 8 полугаковниц, 68 ручниц.
Описание Каменец-Подольской крепости составлено в 1544 году военным инженером и придворным архитектором короля Сигизмунда I Йокубом Бретфусом, который приложил немало усилий для усиления крепости и придания ей максимально возможной регулярности. Результатом его работы стало то, что наша крепость вышла на уровень лучших европейских, с хорошо эшаленованной(?) обороной. На то время в крепости насчитывалось 107 единиц огнестрельного оружия - 14 пушек, 43 гаковницы, 30 аркебуз и 20 двухколёсных мушкетов. В случае необходимости оборона города усиливалась частным артиллерийским вооружением местной магнатерии и шляхты.
Для сравнения, в 1545 году город и замок Владимир-Волынский имели на вооружении 2 коротких серпентина железных и 50 гаковниц; замок Луцкий - 10 пушек и 31 гаковницу; замок Кременецкий - 29 пушек, 10 гаковниц и 30 ручниц. В киевском замке в 1552 году находилось 39 пушек и 90 гаковниц.
Хотя артиллерия середины XVI в. и выросла значительно в качественном отношении, в целом она ещё не вышла за пределы цеховой организации. Как правило, пушкарями были те же ремесленники-литейщики, которые сами изготавливали и использовали пушки. Не смотря на то, что уже делались определённые шаги в направлении унификации артиллерийских калибров, ещё насчитывалось большое количество разнообразных пушечных стволов и взаимозаменяемость артиллерийских зарядов оставалась большой проблемой.
Ещё больше актуализирует проблему огнестрельной артиллерии на Подолье XVII век. Стало понятно, что главная крепость региона - Каменец - требует конструктивного усиления. Поэтому в начале столетия было решено в западном предполье города построить новую, бастионную, крепость по новоголландской системе, которая считалась классической в Европе того времени. Затраты на строительство взял на себя король польский, затраты на её артиллерийское обеспечение - королевич. Координация работы была возложена на военного специалиста, немца по происхождению, Теофила Шомберга. Между 1617 и 1621 годами появилась Новая крепость (хонверк(?)), ставшая главной артиллерийской позицией Каменца и оставшейся таковой до конца XVIII в., хотя и имевшая целый ряд слабых сторон. Главным её значением было то, что она позволяла маневрировать крупнокалиберным огнём с западной, наиболее уязвимой для обороны Каменца, стороны.
Ради справедливости заметим, что артиллерийское обеспечение города первой трети XVII в. врядли могло быть достаточно мощным. Известно, что польский король Сигизмунд ІІІ не уделял артиллерии Польши нужного внимания. Поэтому во второй трети столетия его сыну, королю Владиславу IV, пришлось взять её под свой патронат.
Вальный сейм 1637 года вводит должность старшего над артиллерией, который с середины столетия именуется "генералом артиллерии коронной".
Ещё в 1633 году сейм заявил о необходимости образования "школы рыцарей" - офицерского учебного заведения, где предусматривалась подготовка артиллерийского командного состава. Были сделаны шаги и в направлении ещё большей унификации пушечных калибров. Если во второй половине XVI в., во время правления Сигизмунда ІІ Августа, артиллерийский парк был сведен до 7 калибров, то при Владиславе IV, который опирался на голландский опыт, таких насчитывали 4:
полная картауна - 48 или 42-фунтового калибра (189 мм), имела длину 47 калибров и вес 7000 фунтов;
полукартауна - 24 фунта (151 мм) была длиной 20 калибров и весом 4500 фунтов;
четвертькартауна - 12 фунтов (122 мм), длиной 20 калибров и весом 3200 фунтов;
октава - 1/8 картауни, или фалькона - 6 фунтов (98 мм), длиной 28 калибров и весом 2100 фунтов.
При определении артиллерийских калибров как эталон брался нюрнбергский фунт, равнявшийся 510 граммов.
Желая навести порядок в артиллерийском хозяйстве Речи Посполитой, Владислав IV издал приказ о инвентаризации артиллерийских парков, коснувшийся и Каменца-Подольского. Отсутствие документов начала XVII в., к сожалению, не даёт возможности определить количественный и качественный состав каменецкой артиллерии. Инвентари подают нам описание артиллерийского парка крепости лишь с 1638 г. Узнаём, что на то время в городе было 26 бронзовых пушек, к которым в 1639 году, за счёт сейма, было добавлено 2 кулеврины, 2 кулеврины бастардовых (полукулеврины) и 7 фальконетов. Боезапас крепости на то время составлял 20 бочек пороха (1 бочка = 200 фунтов), 252 ядра 12-фунтового калибра, 580 - 8-фунтового, 3233 ядра - 6-фунтового, 1112 - 4-фунтового. Разнообразных пуль насчитали 3914 шт.
Заметим, что в случае опастности, артиллерийский парк и боезапас Каменца значительно возрастал за счёт частной (надворной) артиллерии шляхты, которая находила защиту за городскими стенами. Вообще, в Польше того времени, ситуация была такой, что арсенал частной артиллерии был значительно большим государственного. Например, если в конце XVII в. у Короны было 413 пушек, то частная, магнатская и городская (собственность города) артиллерия насчитывала до 1800 единиц. Это было вызвано значительным недостатком средств в государственной казне, не всегда удовлетворявшей потребности военного бюджета. Если в начале столетия на оплату солдатского содержания отчислялось не менее 33%, то в конце столетия так называемая "кварта" составляла уже около 100%. На развитие вооружения и техническое обеспечение армии государство вынуждено было выискивать дополнительные средства, бывшие всегда в дефиците.
С второй трети XVII в. по инициативе высшего военного командования, особенно генерала коронной артиллерии Криштофа Арцишевского, делаются определённые шаги для полного решения армейских потребностей в пушечном обеспечении. Сеймы 1638-1940 гг. указывают на необходимость увеличения налога, идущего в военную сферу. Большая его часть предназначалась для развития артиллерии коронной. Принято и 11 специальных документов относительно развития этого рода войск.

Были составлены инвентарные описи городских арсеналов, в которых анализировалось состояние крепостной артиллерии. Известно, что опись каменецкого арсенала проводили Павел Гроздицкий (1637-1645 гг.), Криштоф Арцишевский (1646 г.), Себастьян Адерс (начало 1647 г.), Николай Синяк (середина 1647 г.), Сигизмунд Пшемиский (1649 г.). Документы свидетельствуют, что в это время в Каменце не было отдельного помещения арсенала. Пушки и боезапас находились в помещениях Старого и Нового замков, в башнях городской оборонной системы. На необходимость строительства арсенала указывает сеймовая конституция 1649 г., в которой указано, что командующему артиллерией поручается сооружение в городе цейхгауза и обеспечение его амуницией. Но в счетах коронной артиллерии не встераются суммы, отчисленные на строительство в Каменце. Правда, в труде Антония Ролле арсенал локализуется в Старом замке вблизи ворот, между башнями Папская - Новая Восточная.
Долгое время каменецкий арсенал находился в стадии формирования, и хотя в 1645 г. сюда направили 62 центнера олова, ещё в середине 1646 г. цехмистр, или контролёр, артиллерии Фридерик Геткан ничего не мог сказать про каменецкий арсенал. Правда, уже в декабре того же года генерал Арцишевский собственноручно составил его описание. Скорее всего, состояние арсенала оставляло желать лучшего, поэтому в апреле 1647 г. сын Криштофа Арцишевского Никола выслал для усиления Каменца из Бара 2 пушки и двух пушечных мастеров для наведения здесь порядка в пушечном хозяйстве. Несколько позднее в городе появляется цехмистр Ян Щварц, который отчитывается о состоянии арсенала барскому комиссару Николаю Синяку. Заметим, что барский арсенал, кроме того, что служил базой для заставы замка и города, был базовым и для кварцяного(?) войска. Здесь был центральный пункт закупки "итальянской" селитры, которую привозили молдавские купцы и которая после того централизовано отправлялась в Каменец и Львов. Конец барскому арсеналу положил Максим Кривонос в 1648 г.
В Каменце же арсенал продолжал функционировать. А во времена национально-освободительной борьбы 1648-1654 гг. под предводительством Богдана Хмельницкого он стал базовым для польского войска в Подольском регионе. Произошли в нём и качественные изменения. Польский исследователь военной истории Каменца-Подольского Тадеуш Новак указывает, ссылаясь на AGAD, что "от 1637 г. до 1639 г. в вооружении крепости не произошло существенных изменений, но в 1650 г., а можно считать, что и раньше, количество петриер и длинноствольных пушек (старого образца) ументьшилось, а на их месте появились новые пушки типа картауны: три четвертькартауны, привезённые в Каменец в 1645 г., одна октава, всегда многочисленные пушки полковые (regimentowe) 6-фунтовые, с 1653 г. и 3-фунтовые, также две бронзовые мортиры, стрелявшие гранатами". С учётом этого, в Каменце значительно увеличился запас амуниции ко всем указанным калибрам, который накапливали в результате централизованных поставок, а также производили на месте, в т.ч. порох и мушкетные пули:

Категория пушек 1637 1639 1650 1653 1654
Бронзовые пушки - - - - -
Четвертькартауна - - 3 3 3
Октава - - 1 1 1
Полковая 6-фунтовая - - 4 11 11
Полковая 3-фунтовая - - - 10 10
Кулеврина - 2 2 2 2
Кулеврина бастардовая - 2 2 2 2
Фальконет - 15 7 8 8
Мортира - - - 2 2
Петриера - 7 1 1 1
Всего пушек - 26 20 40 40

Не доверять Т.Новакову не имеем оснований, поскольку это едва ли не главнейший специалист в области истории артиллерийского обеспечения замков Польской державы, в т.ч. и Каменца-Подольского. Для сравнения: Арсенал Краковский в 1650-54 гг. имел 52-53, а позже - 93 пушки и около 7-8 тыс. пушечных ядер; арсенал в Мальборке в тот же период насчитывал 66 пушек и около 9,5 тыс. ядер; арсенал Торуньский - 93 пушки; Познаньский - 48; Эльблонгский - 198.
Как уже указывалось выше, в случае необходимости каменецкий гарнизон усиливался частной магнатской артиллерией. Таким образом, недостатка средств пушечной обороны в городе не ощущалось. Ощущался недостаток квалифицированных артиллеристов. Особенно остро вопрос поднимался во время вооружённых конфликтов.
Количественное увеличение артиллерийского вооружения Каменца во времена национально-освободительной войны, развернувшейся на украинских землях под предводительсьвом Богдана Хмельницкого, имеет вполне логичное объяснение. Известно, что в казацком войске артиллерия занимала достаточно весомый процент вооружений. В начале XVII в. только фальконетов в арсенале запорожцев насчитывали до 500 единиц. И хотя после подавления казацкого восстания против Речи Посполитой 1637-1638 гг. Базавлуцкая Сечь была разрушена, а её арсенал конфискован, в ходе войны 1648-1654 гг. казаки пополнили арсенал и количество их полевой артиллерии достигло 130-140 единиц. Польская сторона не могла не учитывать и то, что хотя боевые действия казацко-татарских отрядов Б.Хмельницкого и имели некоторые специфические отличия, последний базировал свою тактику на выработанном в ходе Тридцатилетней войны принципе - по возможности уклониться от навязанных противником невыгодных боевых действий в поле; умелым манёвром на коммуникациях навязать противнику свою волю; неожиданно захватить ключевые позиции или населённые пункты; в случае неудачи неожиданного штурма заблокировать гарнизон крепости и захватить её постепенной атакой.
Уже первые столкновения и дальнейшие шаги Б.Хмельницкого показали, что тактика будет именно такой. В августе 1648 года, после захвата города Бар, полковник М.Кривонос появился под Каменцем-Подольским, сходу штурмовал город, а после неудачи прибегнул к осаде. В 1651 г. казацкая осада города была проведена во главе с Иваном Богуном, а в 1652 г. - под предводительством старшего сына Богдана Хмельницкого - Тимофея. В 1655 г. отряды украинских казаков и московских стрельцов, которых возглавил сам Б.Хмельницкий, неделями штурмовали Каменец, но и в этот раз безрезультатно. Можно считать, что именно загодя принятые меры относительно наращивания количества артиллерийского вооружения помогли крепости подтвердить репутацию неприступной.
Несомненно, и это подтвердил целый ряд событий, что артиллерийское вооружение Каменецкой крепости всегда играло решающую роль в её обороноспособности.
Очевидцы этих событий утверждают, что одной из причин, способствовавших быстрому падению Каменца в 1672 г. к ногам турецкого султана Магомета IV была, как отмечает Януш Волинский, катастрофически низкая численность пушечной обслуги, "составлявшей не больше 4-6 подготовленных пушкарей". Ситуация была таковой, что один артиллерист обслуживал несколько пушек. Поэтому об эффективности контрбатарейной борьбы против турецкой артиллерии, насчитывавшей более 100 пушек, в том числе 26 тяжёлых и 12 мортир, находившихся под командованием французских офицеров, не могло быть и речи.
18 августа правофланговые турецкие батареи начали массированую бомбардировку Каменца. Особое внимание турки уделяли взятию Нового Замка, который был главной артиллерийской позицией обороны и захват которого давал возможность абсолютного контроля над городом. Турецкие саперы повели сюда апрошные параллели, кроме того, ежедневно на замок и город падало до 500-600 пушечных бомб и гранат. Обороняющиеся вели достаточно умелую контрбатарейную борьбу, но когда одному пушкарю приходилось обслуживать не менее 6 пушек, эффективность борьбы была невысокой. Правда, один из выстрелов сорвал верх султанской палатки, что вызвало немалую панику султанской охраны.
Захватив город, турки учли просчёты польской стороны и превратили Каменец в крепкий фортификационно-артиллерийский узел.
Польский исследователь турецкого периода (1672-1699 гг.) Подолья Дариуш Колодзейчик, в статье "Kamienec-Podolski pod panowaniem tureckim" (написанной на материалах архивов Турции) утверждал, что отряд каменецкий, составлявший 6-7 тыс. солдат, превратил город в одну из мощнейших крепостей Османской империи. Две трети гарнизона составляла пехота и артиллерия. Крепость охраняло более 200 пушек, которые обслуживали более 1 тыс. артиллеристов - гумбараджи. В книге, вышедшей из-под пера того же автора в 1994 г., детализируется пушечный арсенал Каменца. В 1699 г. здесь было 52 пушки турецкого производства, в т.ч. 4 кулеврины 45-фунтового калибра; 8 пушек западного производства; 9 мортир. Кроме того, 50 пушек и 4 мортиры остались в городе после выхода в 1672 г. польского гарнизона, 36 пушек турки привезли из Збаража в 1678 г.; 29 пушек Каменцу оставил Ибрагим-паша (Шайтан), в т.ч. 21 трофейную пушку, захваченную у поляков; 46 пушек было перевезено в город из меньших замков - Хотина, Жванца, Студеницы, Чернокозинец, Бильчи, Бара, Меджибожа. Ещё 6 пушек турки сумели отбить у польской группы, которая в очередной раз пробовала захватить город.
Наряду с военными инженерами артиллеристы в турецкой армии, как и в армиях других стран, составляли наиболее высокооплачиваемую категорию. Сумма дневного содержания одного бомбардира равнялась 14 аспрам, когда даже янычары получали 8.
В течение 27 лет (1672-1699), несмотря на ряд препятствий, причиняемых постоянными наездами на Подолье военных отрядов Речи Посполитой, турки сумели превратить Каменец в одну из сильнейших европейских крепостей Османской империи. Стало понятно, что город может быть возвращен под скипетр Польской короны не иначе как в результате значительных вооруженных усилий. В архиве генерала Флеминга сохранился документ середины 90-х годов XVII в., который утверждал, что для взятия Каменца необходимо было 200 мортир и к ним 18000 бомб, 6000 брандскугелов (зажигательных ядер), 60 пушек 24-фунтового калибра, к каждой из них было нужно 2500 ядер (15000), 800 центнеров пороха для пушек и мин, 600 центнеров пороха для ручного огнестрельного оружия, 12 центнеров пуль к карабинам и целый ряд вспомогательных средств. Осаду предлагалось поручить генералу инженерного корпуса под командованием у которого было бы около 25 офицеров. Штурмовые отряды должны насчитывать не менее 40000 солдат. Предварительное накопление сил и средств должно было произойти неподалёку от Каменца, в крепости Окоповы Горы Св. Троицы (теперь село Окопы Тернопольской области), которая была построена для блокады Каменца-Подольского в 1792 г. на средства гетьмана польного С. Яблоновского.
Неизвестно, чем бы закончилось польско-турецкое противостояние под Каменцем, но, в результате мирного договора, известного как Карловицкий, в сентябре 1699 г. город был возвращен короне без боя.
В отличие от условий, заключённых между турками и каменчанами в 1672 г., когда все польские пушки остались здесь как трофеи турецкого войска, Карловицкий мирный договор 1699 г. разрешал туркам вывезти весь арсенал из каменецкой крепости, которую они возвращали Речи Посполитой.
Перед комендатурой Каменца-Подольского возникла проблема артиллерийского обеспечения твердыни, которое нужно было формировать на голом месте. Уже в начале февраля 1699 г., король назначил комиссию по вопросам принятия Каменца от турок, во главе которой поставил генерала коронной артиллерии Марцина Катского - выдающегося военачальника и артиллерийского теоретика. В конце марта сейм утвердил решение о выплате Катскому 30 тыс. злотых на возрождение каменецкой артиллерии и на другие потребности. На протяжении 1699-1703 гг. артиллерийский арсенал пребывал в стадии перманентного формирования и уже в декабре 1703 года "Генеральный инвентарь цейххауза каменецкого" сообщал о 76 пушках, в т.ч. 29 бронзовых и 47 железных, которые охраняли приграничную твердыню. Главным образом это были лёгкие, региментовые(?) 8-6-3 фунтовые пушки. Но известно, что среди них находилась одна 24-фунтовая полукартауна и 125 фунтовая мортира. Хотя численность арсенала была сравнительно и не достаточно большой, но городские стены уже не оставались беззащитными. Правда, качество артиллерии оставляло желать лучшего. Некоторые из пушек, привезённых в город, были отлиты ещё в начале XVII в. Несколько улучшило положение арсенала строительство в Каменце литейной мастерской (людвисарни). Ещё в 1707 г. капитан артиллерии А.А.Гловер де Глейден заложил в городе пушечную мастерскую, которая на протяжении 1708-1735 гг. изготовила 25 пушек. Людвисарем-литейщиком в то время здесь работал Блажей Бохинкевич, а токарем Пётр Клейс. Позже Бохинкевича заменил новый людвисарь - Дамиан Туташевич. Ещё больше способствовала усилению арсенала людвисарня Яна де Витте, которая за более короткий период, с 1769 по 1772 г., отлила 61 разнокалиберную пушку. Коммендант твердыни генерал Витте специально для эффективной работы мастерской пригласил в Каменец людвисаря, немца по происхождению, Франца Иоганна Водика. Заметим, что в Каменце изготавливали не только пушки, но и боезапас к ним, главным образом порох. На речке стояли несколько пороховых мельниц, которые в специальных бронзовых ступах мололи и перемешивали серу, селитру и древесный уголь, превращая их в "зелье огненное". Качество пороха проверяли в специальной лаборатории, которая находится вблизи Городских врат в западном крыле города.
Пушки, изготовленные в Каменце, были на вооружении не только местного, но и варшавского арсенала. Одна из них сегодня хранится в коллекции Военно-исторического музея в Варшаве.
В результате общих усилий командования крепости на протяжении XVIII в. численность пушечного арсенала на конец столетия составляла около 250 единиц.
В течение всего столетия артиллерия Каменца-Подольского стояла на батареях по периметру города, почти не изменяя свою дислокацию. Передовой артиллерийской позицией оставался Новый замок (Хорнверк). В 1778 г. на его бастионах и контрэскарпах находилось 59 пушек 3-8-фунтового калибра. В Старом замке, непосредственно взаимодействовавшим с Новым, находилось 25 разнокалиберных пушек, в том числе две 24-фунтовые картауны. Всего на этом направлении было сосредоточено 84 пушки, или около трети всей наличной артиллерии. Остальные пушечные стволы находились на городских батареях - 33 пушки стояли на комплексе Польских, а 22 - на комплексе Русских врат. Комплекс городских врат (Подрондельных), прикрывавших въезд в город с западной стороны и взаимодействовавших, а при потребности и противодействовавших, с замковым комплексом, был обеспечен 38 пушками. 21 из них дислоцировалась на Низком ронделе (позиция над пороховой лабораторией), а 17 - на Высоком ронделе (Армянский бастион). Здесь были сосредоточены наибольшие пушечные калибры: 125- и 24-фунтовые мортиры, 12-фунтовые четвертькартауны и гаубицы, 24-фунтовые полукартауны и др. Остальные пушки были рассредоточены на батареях св.Марцина, св.Терезы, св.Михала, св.Иосифа, св.Григория...
Заметим, что каменецкая артиллерия не только защищала городские стены, но и в случае необходимости, усиливала полевые войска. Так, в 1792-1793 гг. часть крепостных пушек была поставлена на полевые лафеты и принимала участие в борьбе польских отрядов против российской армии.
Считаем необходимым акцентировать внимание и на том, что во второй половине, особенно в последней четверти XVIII в., Каменец стал одним из двух артиллерийских центров Речи Посполитой. Второй находился в Варшаве. В 1785 г. сейм, определяя численность государственного войска, остановился на 30 тыс., где предусматривался корпус артиллерии, который разделялся на 2 бригады. Начальником высшего штаба корпуса, одновременно и командиром бригады Варшавской был назначен генерал Алоиз Брюгль, который чрезвычайно много сделал для профессиональной подготовки пушкарей и особенно офицерского корпуса. Тем более, что сейм 1772-1775 г. распространил власть генерала коронной артиллерии и на комендантов крепостей и на крепостной артиллерийский парк, сделав подведомственными генералу пороховни, пороховые мельницы, людвисарни, вообще весь арсенал.
Артиллерийская бригада Каменца в свою очередь делилась на три кампании. В 1777 г. командиром бригады был генерал-майор Ян де Витте, который исполнял и роль полковника артиллерии. Помощником, или майором, у него был сын Иосиф де Витте. Командиром первой кампании выступает капитан Франциск Рексин, поручиком - Михаил Куровский, подпоручиком - Марцин Баранецкий, штык-юнкером - Ян Скродзкий.
Во второй кампании командовал капитан Кароль Лоский. Подчинялись ему соответственно Кастан Маршицкий, Ф.Конарский, Винцентий Аксамитовский. Третья кампания состояла из Иосифа Якубовского, Петра Завадского, О.Подгорецкого, Иосифа Ландинского. Всего, вместе с рядовыми, бомбардирами и сержантским составом, каменецкая бригада насчитывала около 190 человек, а Варшавская - 200 человек.
Не удовлетворяясь практическим усовершенствованием существующего офицерского состава, генерал Брюгль содействовал перспективной подготовке артиллерийских специалистов, открыв в городе учебное заведение - артиллерийскую школу, директором которой назначили майора Яна Шуллера, профессором артиллерии - Иосифа Якубовского, автора труда "Наука артиллерийская", изданного в Варшаве в 1781 г., профессором математики выступает Кароль Сераковский, профессором рисования и черчения был назначен приглашенный из Венеции Бартоломей Фолино.
В 1776 г. бюджет школы составлял 11900 злотых, а в 1789 г. - уже больше 20 тыс. злотых в год. И всё же артиллерийская подготовка каменецкой бригады не ограничивалась сугубо теорией. Уже в 1776 г. генерал Брюгль организовал тактические учения в районе Каменца-Подольского. Такая же выучка проводилась и в дальнейшие годы. Генерал заботился о повышении не только профессионального, а и культурного уровня офицеров, санкционировав создание библиотеки, средства для которой разрешил взять из гарнизонной казны. В комплексе всё это привело к тому, что проверка 1779 г. показала: "Артиллерия каменецкая в наилучшем состоянии, всё на новых лафетах, дерево отличное, из железных деталей ничего не отсутствует. Тяжело найти лучшее подразделение как в отношении к людям, так и их внешнего вида."
В отличном состоянии был и каменецкий арсенал, который в 1789 г. насчитывал 678 гаубичных гранат, 3945 незаряженных гранат, 21308 ручных гранат, 40426 пушечных ядер, 2339 картечных картузов(?) и 135012 фунтов пороха. Анализ двух арсеналов - Каменецкого и Варшавского - говорит о том, что состояние Каменца было намного лучшим. Заслугу в этом видят генерала Брюгля. Несмотря на это, в Каменце было запланировано открыть фабрику оружия, которая изготавливала бы пушечные стволы со снаряжением.
В конце 80-х годов произошли изменения и в составе Каменецкой артиллерийской бригады. Она уже имела высший штаб, начальником которого был полковник Христиан де Дейбл, а майором - Ян Гембаржевский, и низший штаб, которым руководил оберцехварт Антоний Капелла, котрому подчинялись цехварт Михал Билинский, цехшрайбер Ян Родзишевский и пороховщик Иосиф Шульц. Три кампании, которыми командовали капитан Пётр Завадский, Каэтан Маршинский и Иосиф Фальковский, остались в том же численном составе и насчитывали 116 человек.
Во время перехода Каменца-Подольского в 1793 г. под эгиду Российской империи, местная артиллерийская бригада в составе которой было больше семейных офицеров, чем в Варшавской, присягнула российской императрице и осталась в Каменце. На это время, согласно ординансу военной комиссии от 20.II.1790 г., были проведены некоторые структурные изменения артиллерийского корпуса. Каменецкая бригада получила порядковое число V и была сокращена до 2-х кампаний. Снаряжение и боезапас Каменецкого арсенала остались неиспользованными и вместе с крепостью и её гарнизоном перешли в российское войско. В 1799 г. в Каменецкой крепости было 175 чугунных и медных пушек, калибром от 1 до 18 фунтов и мортир и гаубиц от 0,5 до 5 пудов.
В середине 90-х годов российская военная инженерная служба разработала ряд планов относительно постройки в Каменце большой современной фортовой крепости с гарнизоном в 5-6 тыс. солдат и несколькими сотнями пушек разного калибра и категорий. Но планы остались нереализованными, а в начале ХІХ в. существующая крепость утратила значение, была выведена за штат военного ведомства и её артиллерийский гарнизон как структурная единица вошёл в состав 9 бригады Дунайского округа с штаб-квартирой в Хотине. "Список генералов, штаб-и-оберофицерам всей Российской армии...", который печатался ежегодно в Российской империи, за 1828 г. подаёт начальникам округа кавалера многих, в том числе Георгиевского, орденов, ветерана Отечественной войны генерал-майора Брамса, командиром каменецкой бригады выступает поручик Жмурин. Заданием бригады была уже не столько охрана города, сколько хранение артиллерии и боезапаса (своеобразная артиллерийская база) для полевых войск, прикрывавших южный фланг Российско-Австрийской границы. Такое положение сохранялось до первой мировой войны. После Великой Отечественной войны в 1945 г. в Каменце-Подольском была снова сформирована артиллерийская база хранения и ремонта, современный каменецкий арсенал, который можно считать правонаследником артиллерийских традиций древнего Каменца.