Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

БАКОТА

Земли Среднего Поднестровья XI - первой половины XIV в. играли очень важную роль в истории Юго-Западной Руси. Они входили с конца IX в. в состав Киевской Руси, с середины XII в. - в Галицкое, а с 1199 г. - в объединенное Галицко-Волынское княжества. Лесостепная территория между Южным Бугом и Днестром выступает в древнерусской летописи под названием "Понизье". Первое летописное упоминание о Понизье относится к 1226 г. Это название, очевидно, использовалось и ранее и широко бытовало вплоть до середины XIV в. С 1362 г. впервые упоминается новое название этой территории - "Подолье". Однако, названия "Понизье" и "Подолье" не следует полностью отождествлять с точки зрения величины территории, которую они отображали в разное историческое время. Очевидно, что древнерусское Понизье было лишь небольшой частью будущего Подолья. Основная территория Понизья располагалась в устье левых притоков Днестра - речек Ушица, Смотрич, Збруч и Серет. Северная граница Понизья проходила примерно по линии Бар-Солобковцы-Гусятин.

Административным и культурным центром древнерусского Понизья XII-XIII в. был город Бакота, что обратило внимание летописцев рядом с другими населенными пунктами Среднего Поднестровья. Следует отметить, что среди названных летописных центров на среднем Днестре Бакота чаще всего упоминается в летописи. И это естесственно, поскольку, будучи столицей Понизья, она находилась в орбите важных социально-политических и военных событий середины XIII в., происходивших на землях Галицко-Волынского княжества. Первое летописное упоминание о городе Бакота, который был расположен на левом берегу Днестра на территории бывшего одноименного села Каменец-Подольского района Хмельницкой области, относится к 1240 г. Это был период, связанный с нашествием монголо-татарской орды Батыя на Юго-Западную Русь. В то время Бакота и все Понизье входили в состав Галицко-Волынского княжества. Понизье, присоединившееся к галицким владениям, неоднократно служило поводом и ареной интриг боярства, которое сильно развернулось в Галицком княжестве и постоянно вело борьбу с великокняжеской властью.

В конце XIII - в начале XIV в. на землях Понизья образовался татарский улус. Монголо-татарские баскаки обложили древнерусское население данью, непосредственный сбор которой производили местные древнерусские феодалы - атаманы - правители волостей. Верховная власть была тогда в руках ордынских темников, кочевья которых раскинулись на землях Южного Подолья. Монголо-татарские правители требовали от местных древнерусских феодалов-атаманов, чтоб были уничтожены все оборонные фортификации на территориях городов Среднего Поднестровья. По данным летописи XIV в., когда появились на Подолье литовские феодалы, то "в подольской земле не было ни одного города, ни деревом рубленного, а ни камнем строенного". Ссылаясь на эти сведения, историки XIX - начала XX в. делали необоснованные выводы, якобы на Подолье в XIV в. вовсе не было городских центров. Но речь здесь - в летописном списке XIV в. - идет не о наличии городов, а лишь о их укреплениях, которые действительно были в значительной мере разрушены по приказу монголо-татарских завоевателей в 50-60-х годах XIII в. Сообщение летописи фиксирует эти события.

Очевидно, что детинец-кремль и другие фортификации Бакоты были действительно разрушены в середине XIII в. Но город и его сельская округа продолжали существовать во второй половине XIII и в XIV в. Во второй половине XIV в. Бакота и Приднестровские земли перешли под политическую власть феодальной Литвы. Это случилось посля того, как великий князь Литовский - Ольгерд разбил в 1362 г. на Синих Водах отряды трех татарских ханов - Хачибея, Кутлубуга и Дмитрия, властелинов "Подольской земли".

После победы над татарами Ольгерд передал Подолье в управление своим племянникам - братьям Кориатовичам. Чтобы укрепить свою власть на подольской земле и организовать дальнейший отпор татарам, которые, не имея сил вернуть утраченный подольский улус, начинают опустошительные набеги, Кориатовичи, опираясь на местных "атаманов", широко разворачивают строительство новых городских укреплений и особенно - крепостей. Оборонные фортификации были частично восстановлены и сооружены в Бакоте, Смотриче и Каменце. Итак, литовские феодалы со временем "все подольские города умуровали и всю землю подольску осели". Среди других городов, имевших крепости, кроме Бакоты и Каменца, летопись упоминает Брацлав, Соколец, Винницу, Божский и Меджибож, Червоноград и Скалу. Выявлены также остатки оборонных укреплений XIV в. в Смотриче, Зинькове, Летичеве, Черном Острове и других населенных пунктах Подолья.

На 60-е годы XIV в. приходится и упоминание в литовской летописи о Бакотском пещерном скальном монастыре. Как свидетельствует летопись, литовские феодалы застали здесь "чернцов и монастырь в горных скалах". Монастырь, как показали археологические исследования, был основан еще в XI в. и существовал в течение длительного времени - до конца XIV-XV в.

На протяжении второй половины XIV в. Бакота и земли ее округи были своеобразной юго-западной провинцией Литовского княжества. Летописные сведения дают возможность примерно определить границы тогдашнего Подолья. На востоке граница подольской земли проходила от Брацлава до Днестра, на западе - до речки Стрипы, на юге - по р.Днестр, на севере - по р.Южный Буг. Это подтверждает акт передачи 12 июня 1395 г. польским королем Ягайлом краковскому воеводе Стипке земель Подолья, которые ему перед тем уступил за 20 тысяч грошей литовский князь Витовт. Среди полученных краковским воеводой крепостей с округами упоминается Бакота, Каменец, Смотрич, Скала и Червоноград. Округа Меджибожский, Божский и Винницкий Ягайло сохранил за польской короной. Восточная же часть Подолья с Брацлавом и Сокольцем осталась за князем Витовтом.

Во второй четверти XV в. продолжается борьба польских и литовских феодалов за владение Подольем. В этой борьбе Бакота, как главный город округи и волости, занимала своеобразное, промежуточное относительно территории положение между земельными владениями Литвы и Польши. В 1431 г. было составлено перемирие между шляхетской Польшей и феодальной Литвой, по условиям которого Бакотская волость была признана нейтральной пограничной зоной между обоими государствами. Воспользовавшись указанной конкретной ситуацией жители Бакоты и ее округи выгнали в 1431 г. из своих имений украинских, польских и литовских феодалов и провозгласили себя вольными людьми. Лишь в 1434 г. преобладающим силам польско-шляхетского войска удалось подавить отчаянное сопротивление восставших крестьян Бакотской волости и захватить большую часть Подолья. С 1434 г. Подолье было превращено в провинцию Польши под названием Подольского воеводства. Бакота с сельской округой вошла в состав королевских владений и представляла отдельное староство, как об этом свидетельствуют разные люстрации того времени.

К сожалению, непосредственно о Бакотском замке в этих люстрациях никаких упоминаний нет. Очевидно, в процессе событий 1431-34 гг. этот замок был разрушен и больше не восстанавливался. На протяжении XVI в. Подолье состояло из нескольких уездов, которые неоднократно меняли свои названия и границы. В частности, в середине XVI в. отмечаются такие уезды: Каменецкий, Меджибожский, Летичевский, Хмельницкий, Зинковский (с 1542 г. - Барский) и Червоноградский. В конце XVI в. установилось три уезда: Каменецкий, в состав которого вошла и Бакота, Летичевский и Червоноградский.

Итак, как свидетельствуют летописные и другие материалы, интерес к истории Бакоты на Днестре проявился уже во времена оформления древнерусской Галицко-Волынской летописи, а потом продолжался в связи с Литовско-русской летописью и другими историческими документами XIV-XVI в.

Научный интерес к истории летописной Бакоты фиксируется еще в первой четверти XIX в., когда В.Марчинский опубликовал труд, посвященный статистическому , топографическому и историческому описанию Подольской губернии. В этой работе приведены и некоторые общие исторические сведения о Бакоте. О.Яблонский, анализируя королевские люстрации первой половины XVII в., упоминает и о землях Бакоты. В справочном географическом издании 80-х годов XIX в. и в польской энциклопедии снова находим сведения о Бакоте. Начало 90-х годов XIX в. связано с публикациями подольского историка А.Ролле о Бакоте, которая специально изучалась исследователем на основании письменных источников как столица Понизья XIII в.

Археологические исследования на территории Бакоты начались лишь в конце XIX в. В 1883 г. профессор В.Б.Антонович осмотрел и обследовал остатки скального пещерного монастыря в Бакоте. Он обратил внимание на целесообразность проведения дальнейших раскопок в урочище " Монастырысько". Тогда же К.Мельник обследовала отдельные памятки языческого времени на территории руин бывшего монастыря. Раскопки на месте руин Бакотского монастыря были проведены В.Б.Антоновичем в 1891-1892 гг. Местные крестьяне открыли здесь остатки нескольких келлий в скалах, а также остатки скальной монастырской церкви и ряда ниш-гробниц в скале для захоронений. Вблизи входа в монастырскую церковь, на скальной стене были обнаружены древнерусские надписи XI-XIII в., в которых говорится об основании монастыря игуменом Григорием в честь Святого Михаила. Внутри церковного помещения при раскопках были обнаружены остатки штукатурки с фресковой росписью. Рядом с руинами церкви археологи открыли и расчистили три искусственных пещерных коридора, в которых были выявлены древнерусские захоронения, находившиеся в специальных высеченных в скале нишах. Во время археологических исследований 1891-1892 гг. было собрано значительный вещевой материал. К сожалению, полные научные отчеты о раскопках В.Б.Антоновича в Бакоте не сохранились. И только список найденных при раскопках вещей мы находим в одном из трудов Е.И.Сецинского, а также в книге В.К.Гульдмана. Кроме того, Е.Сецинский посвятил Бакоте и свои специальные труды. В "Подольских епархиальных ведомостях" в конце XIX в. публиковались отдельные материалы, связанные с изучением истории и археологии летописной Бакоты. В частности, в указанной серии вышел труд Е.И.Сецинского "Бакота, древняя столица Понизья".

В начале XX в. некоторый интерес к памяткам Бакоты и, в частности, - к остаткам скального монастыря проявили К.В.Широцкий и Д.И. Дорошенко. К.В.Широцкий обратил внимание на то, что "в долине под горой нужно бы искать следы старой Бакоты". Ведь исследования В.Б.Антоновича в Бакоте коснулись лишь верхней скалистой террассы с монастырем, а первую и вторую надзатоковые днестровские террассы они не затронули.

Основательное исследование, посвященное истории Подолья до 1434 г., оставил в 80-х годах XIX в. Н.Молчановский. В этом труде нашли освещение главные вехи истории края, и в частности, - столицы Понизья - Бакоты. В начале 90-х годов XIX в. был опубликован труд М.И.Петрова, М.И.Городецкого "Подолия. Историческое описание", изданное П.Н.Батюшковым. В нем нашли освещение и главные страницы истории Бакоты на основе письменных исторических документов.

В обобщающих трудах М.С.Грушевского, И.П.Крипьякевича освещаются и главные исторические события, связанные с Бакотой в контексте тогдашней внутренней и внешнеполитической ситуации, сложившейся на землях Приднестровья и Галицко-Волынского княжества XII-XIV в. в целом.

В конце 50-х и начале 60-х годов начатый новый этап археологического обследования и изучения памяток летописной Бакоты обратил на себя внимание тогдашнего директора Каменец-Подольского государственного исторического музея-заповедника Г.М.Хотюна. В 1962 г. Каменец-Подольский исторический музей пригласил для руководства археологической экспедиции в Бакоту Б.О.Тимощука. Под его руководством сотрудники музея обследовали и составили карту-схему главных археологических памяток Бакоты и ее округи. Б.О.Тимощук открыл в одной из пещер вблизи скального монастыря остатки жертвенника времен бронзы - II тыс.до.н.э. Г.М.Хотюн тогда же обнаружил остатки фундаментов позднесредневекового сооружения в Бакоте (в урочище Двор).

С 1963 г. в Бакоте начала работу объединенная археологическая экспедиция Каменец-Подольского педагогического института, Каменец-Подольского и Хмельницкого музеев под управлением И.С.Винокура. Кроме обследования древнерусских памяток скального монастырского комплекса и продолжения раскопок в урочище Двор, тогда же внимание было обращено на археологические памятки, расположенные на первой и второй надзатоковой террассах Днестра. В результате были выявлены и обследованы ряд памяток черняховской культуры, славянские древности V-VIII в. и древнерусского периода IX-XIII в. Были открыты и обследованы остатки городища-детинца летописной Бакоты в урочище Скальки. В 1964 г. работы в Бакоте были продолжены.

Этими исследованиями была заполнена территориальная и хронологическая ниша, на которые указывали в 50-х годах М.И.Артамонов и И.И.Ляпушкин. В контексте этих исследований были привлечены и материалы V-VII в.н.э., открытые еще в 1946-1948 гг. М.О.Тихановой на многослойном поселении в Луке-Врубловецкой.

С 1969 г. начались широкие стационарные раскопки в Бакоте. Исследованиями 1969-1980 гг. в урочище на Клине, а также в других урочищах летописной Бакоты был прослежен исторический процесс формирования "гнезд" славянских поселений первой и второй половин I тысячелетия н.э. и возникновения на их основе важного городского древнерусского центра, которым стала столица Понизья - Бакота XII-XIII в. В этом процессе, как показали исследования, важную роль сыграл и Бакотский скальный древнерусский монастырь, сооруженный на месте предыдущих древних языческих памяток. Таким образом, в результате археологических исследований 60-х - начала 80-х годов в Бакоте, на левом берегу Днестра, прояснилась и вырисовалась общая историческая картина формирования и развития древнерусской столицы Понизья и ее дальнейшая судьба в период позднего средневековья.

И.Винокур, П.Горишный
Центр Подольеведения
Каменец-Подольский, 1994 г.

Читайте еще о Бакоте