Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Бой на переправе

Это было 31 марта 1944 года. Перед тем, как поставить боевое задание, командир полка подполковник Мозговой пригласил к себе гвардии лейтенанта Кудашкина.

- Решил, Ваня, с тобой посоветоваться, - сказал он ему. - Есть на повестке срочный, важный и очень опасный вылет. Нужно уничтожить переправу фашистов у Жванца. Вся надежда на твой экипаж. Погода, сам видишь, какая - ни проблеску в небе, туман, как в парной бани. Я тебе не приказываю... Решай сам...

Оба глубоко задумались, глядя на карту, где синим кружком была очерчена переправа.
- Хорошо, товарищ подполковник, - ответил Кудашкин. - Мы сейчас посоветуемся с остальными членами экипажа.

А через полчаса он уже докладывал командиру полка о готовности выполнить поставленное задание:
- На нас можете положиться. Будем бомбить из пикирования, чтобы цель накрыть наверняка.

И закипела в утреннем тумане предполётная работа, инженеры и техники внимательно проверяли машину, подвешивали бомбы, осматривали моторы, оружие. Лётчик и штурман прокладывали на карте курс полёта, готовили точные рассчёты по времени. Когда всё было готово, командир полка подошёл к Кудашкину и крепко-крепко обнял его, напоследок предупредил:
- Будь, сынок, осторожен...

Заревели моторы. Самолёт, отделившись от земли, быстро растаял в густом тумане. Пилот уверенно повёл его по курсу наощупь, управляясь исключительно приборами. Точно в рассчётное время вышли на цель. Снижались, в разрывах густых туч едва-едва начала просматриваться голубая извивистая лента Днестра. А вот и переправа. Лётчики увидели большое скопление фашистских войск.

Разворот направо. Вход в пике. Всё ближе и ближе земля.
- Высота тысяча метров, - докладывает штурман Саша Чернов.
- Сброс! - командует Кудашкин.

Бомбы одна за другой понеслись к цели. Взрыв. Самолёт качнуло, подбросило вверх воздушной волной.
- Ура! Прямое попадание!

Переправа упала, а вместе с ней нырнули в воду танки, пушки, автомашины, гитлеровцы.

Но вдруг на выходе из пикировки враг открыл ураганный огонь, один зенитный снаряд попал в самолёт, вспыхнул пожар. Пламя быстро охватило всю машину. Ещё можно было выпрыгнуть с парашютом, но под крылом - немцы. "Плен?" - спросил себя Кудашкин и сам себе ответил:
"Нет, этому никогда не бывать. Лучше смерть..."
И уже вслух спросил Сашу Чернова и Петю Уханова: "Последний удар?"
- Давай! - в один голос ответили друзья.

Самолёт пылаеи, но ещё жив, управляем. Лейтенант Кудашкин делает последний в своей жизни полуразворот, направляя пылающую машину в самую гущу фашистских танков.

Удар... Взрыв... Всё охвачено пламенем... Среди немцев паника...

* * *

4 апреля 1944 года, когда Жванец был освобождён от фашистов, жители Гавриловец среди разбитых танков, автомашин, пушек нашли обломки краснозвёздного бомбардировщика и трёх обгоревших лётчиков.

Похоронили их в центре села на площади как безымянных. Спасибо красным следопытам. Они разыскали героев. Каждому тогда было по двадцать два года.

При шоссе, ведущем в Жванец, вырос обелиск, а на нём высечены слова: "Экипажу самолёта, повторившего подвиг Гастелло: гв. лейтенанту И.С. Кудашкину, гв. лейтенанту А.В. Чернову, гв. сержанту П.А. Уханову в честь 30-летия освобождения села от фашистских оккупантов 1944-1974 гг."

Родилась традиция: в дни празднования Дня Победы собираться здесь, у обелиска. Однополчане героев подарили школе стенд с фотографиями, свои воспоминания, печатные материалы о славном боевом пути части. В школе открылся музей боевой славы лётчиков, гвардейцев. Его возглавил учитель Владимир Евгениевич Павловский.

У обелиска юным ленинцам повязывают красные галстуки, комсомольцам вручают членские билеты. Молодёж даёт тожрественную клятву верности Отчизне, партии, своему народу. Молодожёны в свадебные дни чтят память героев минутой молчания, возлагают к подножию памятника корзины роз.

Люди свидетельствуют: память о героях вечна.

Полуянов И.
Бій на переправі // Прапор Жовтня, 1984. - 25 марта.

Читайте ещё об этом подвиге