Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Будзей О.

Гимназия

Первая школа, расположенная в Старом городе, 31 октября торжественно отметит 170-летие. Отсчёт её истории начался 1(13) января 1833 г., когда в Каменце-Подольском открыли российскую мужскую гимназию. 5 сентября 1919 г., во времена Украинской Народной Республики, эту гимназию присоединили к основанной в 1918 г. украинской гимназии им. Руданского. Когда 16 ноября 1920 г. Каменцем окончательно овладели большевики, то почти сразу взялись за реформу образования. Уже 29 декабря уездный отдел наробразования постановил все школы в городе и уезде превратить в 7-летние единые трудовые школы, в частности гимназию им. Руданского в первую единую трудовую школу. Эта школа начала работу 1 сентября 1921 г. в здании гимназии на Соборной площади, 2 (современный адрес - Татарская, 14). В 1936 г. первая школа становится средней. А в 1944 г. начинает всё с ноля: без собственного помещения (разрушенное во время войны, оно после восстановления досталось пединституту), без старших классов. И только в 1956 г. первая школа из 7-летней снова становится средней. В 1953-1956 гг. для неё возвели здание, в котором школа действует и поныне (современный адрес - Польский рынок, 6). Ещё два важных события в жизни первой: в 1963 г. ей присвоили статус специализированной школы с изучением немецкого языка, в 1994 г. она становится ассоциированным членом ЮНЕСКО.
Итак, полистаем летопись старейшего на Подолье учебного заведения. Сегодня рассказ первый - о гимназии.

ВИННИЦКИЙ ПРОЛОГ

В Российской империи гимназии ввели в начале ХІХ в. В соответствии с "Уставом учебных заведений, подведомственных университетам", который в 1804 г. утвердил Александр I, в каждом губернском городе основывалась гимназия - бесплатная и бесклассовая. В 1804-1814 гг. на правах Подольской гимназии действовала школа, размещённая в Виннице и подконтрольная польской шляхте (бывшим хозяевам Подолья). Только 27 сентября 1814 г. эту школу реорганизовали в Подольскую губернскую гимназию. Но она и далее была польской, и учились в гимназии в основном дети католиков. В 1814-1815 гг. здесь учился будущий польский поэт Северин ГОЩИНСКИЙ. В ночь на 29 ноября 1830 г. он вместе с отрядом повстанцев напал на Бельведерский замок в Варшаве - резиденцию наместника российского царя в Польше. Это нападение стало сигналом к началу польского восстания 1830-1831 гг. Эту же гимназию в 1824 г. тайно от своего помещика закончил крепостной-вольнодумец Семён ОЛИЙНИЧУК. В 1852 г. он умер в заключении в Шлиссельбуржской крепости.
Естественно, после польского восстания гимназию в Виннице закрыли. 13 октября 1832 г. Рада Харьковского университета приняла решение Подольскую гимназию из Винницы перевести в Каменец. Открыли её в губернском центре 1 января 1833 г. как Каменец-Подольскую российскую мужскую гимназию. А в Виннице в 1832 г. открыли уездную российскую гимназию, которую в 1847 г. перевели в Белую Церковь. Кстати, в этой гимназии - сначала в Виннице, потом в Белой Церкви - учился польский историк и врач Юзеф РОЛЛЕ, который с 1861 г. работал в Каменце-Подольском.

ХОЛОДНО, ДЫМНО, ЧАДНО...

Первым директором Каменецкой гимназии стал 35-летний колежский асессор Фёдор ТЕЛЕШОВ - воспитанник Казанской гимназии и пединститута. Фёдор Якович был энергичным, требовательным начальником. Однако властолюбие, бесконтрольное распоряжение имуществом достаточно существенно портили его, как бы сегодня сказали, имидж. Впрочем, Телешов директорствовал недолго: через два года его перевели в Кишинёв.
Сначала гимназия размещалась аж в трёх местах. В бывшем (и нынешнем) доме католического бискупа (современный адрес - Францисканская, 2) были квартира директора гимназии и канцелярия, в бывших домах иезуитов - квартиры учителей, в доме Бесядовской - классы и квартира инспектора. Помещения были тесными и старыми. Так, в 1835 г. директор гимназии Андрей БАТАРОВСКИЙ жаловался: "Во всех классах печки старые, рамы в окнах почти сгнили, поэтому, как уверяют паны учителя, зимой в классах холодно, дымно, чадно".
Если в 1833 г. в гимназии училось 98 учеников, то в 1835 г. - уже 221, а в 1839 г. - 427 человек.

СКРОМНЫЙ И ЗАМЕТНЫЙ

На проблемы Каменецкой гимназии обратил внимание сам Николай I и высказал "деятельное желание правительства и всего светского стана видеть в этом губернском городе сооружение, достойное гордости и важности губернской гимназии". И 25 июня 1837 г. - в 41-й день рождения царя - заложили фундамент нового помещения гимназии. 8 сентября 1841 г. построенный корпус освятил архиепископ Арсений. На первом этаже разместились общие ученические квартиры, на втором - классы, на третьем жили учителя. Сооружённый в стиле классицизма, дом снаружи был достаточно скромен, но одновременно и заметен.
В 1851 г. актовый зал между вторым и третьим этажами перекрыли - и устроили два зала. В 1872-1873 гг. в верхнем зале устроили Трёхсвятительскую церковь. Чтобы она имела баню, даже пожертвовали железным гербом России, венчавшим фасад. В 1913 г. гимназия за собственные средства провела в главном корпусе электрическое освещение. В 1914 г. здание пострадало во время обстрела города австрийскими войсками.
Ровно сто лет (1841-1941 гг.) здание (современный адрес - Татарская, 14) верно служило гимназии и её наследнице - первой школе. Последняя война оставила от него только стены и проёмы окон и дверей. В 1948 г. здание отстроили и отдали под главный корпус пединститута.

ДИКТАНТ ОТ МИНИСТРА

Чтобы управлять заведениями образования, территорию империи поделили на учебные округа, во главе которых стоял попечитель. Подольская губерния (вместе с Киевской, Черниговской, Волынской) входила в Киевский округ, созданный 14 декабря 1832 г.
Языком обучения в Каменецкой гимназии был русский. Украинский язык не то что языком преподавания, а и отдельным предметом не мог быть. Так как в соответствии с циркуляром от 18 июля 1863 г., выданным министром внутренних дел России Петром ВАЛУЕВЫМ, "никакого отдельного малороссийского языка не было, нет и быть не может".
Что уж говорить об обучении, когда родной язык гимназистов пытались вытеснить даже из быта. Так, 12 августа 1865 г. попечитель Киевского учебного округа распорядился, чтобы не только в стенах гимназии, а и на квартирах ученики разговаривали по-русски. И не удивительно, что в 1865-66 учебном году из 150 гимназистов-католиков 25 наказали только за то, что в стенах гимназии имели неосторожность заговорить по-польски.
О том, что Каменецкая гимназия не была обделена вниманием государства, свидетельствует и то, что её посетили аж три царя - Николай I (1842 г.), Александр II (1859 г.), Николай II (1916 г.). Осенью 1873 г. гимназию инспектировал министр народного образования России Дмитрий ТОЛСТОЙ. В пятом классе он сам провёл диктант по русскому языку, исправил ученические работы и оценил каждую из них.

НАЧАЛЬНИКИ...

Среди руководителей учебного заведения стоит выделить Михаила ВОЩИНИНА, который с 1835 г. был инспектором гимназии, а в 1838-1848 гг. её директором. Именно при нём построен новый корпус гимназии. Гуманное отношение Михаила Ильича к ученикам было, как на те времена, большой редкостью. Не отгораживал он себя и от учителей, разумный совет от них воспринимал с радостью. Тогда же (в 1835-1848 гг.) в гимназии работал преподавателем, а потом инспектором выпускник Харьковского университета (1823 г.) Филипп МОРАЧЕВСКИЙ. В паре с Михаилом Ильичем это был чудесный тандем руководителей. Филипп Семёнович известен также как переводчик всех четырёх Евангелий на украинский язык (их удалось напечатать уже по смерти переводчика - в 1906-1911 гг.).
Естественно, не все директора были такими, как Вощинин. Так, в 1857-1863 гг. гимназию возглавлял англичанин по происхождению, воспитанник Эдинбургского университета, знаток классических языков Яков БЯКСТЕР. Этот достаточно образованный, но старый и больной человек смотрел на гимназию как на второстепенное дело. Не лучшим был и Пётр КОЛЕНКО, возглавлявший гимназию в 1864-1871 гг. Медлительный и вялый, он почти не обращал внимания на обучение и воспитание, а, живя в отдельном доме, чрезвычайно редко появлялся в гимназии. Но директором Пётр Дмитриевич был суровым, ученики и учителя его боялись.
Из попечителей Киевского учебного округа выделим выбающегося хирурга Николая ПИРОГОВА. За недолгое время кураторства (1858-1861 гг.) он немало сделал для развития образования в крае, поспособствовал улучшению преподавания в гимназии, установлению нормальных отношений между учителями и учениками, учителями и начальниками. 2 октября 1859 г. Пирогов лично представлял Александру II учителей и учеников Каменецкой гимназии, показывал её помещения.

...И УЧИТЕЛЯ

Какими были учителя Каменецкой гимназии? Вот зарисовки коллег, сделанные Иваном МИХАЛЕВИЧЕМ: "Один учитель латыни был сверх меры требователен к детям, которые врядли могли понять всё разнообразие правил грамматики, другой - при всём трудолюбии и постоянной подготовке к урокам - не даёт ожидаемой пользы: вдаётся в филологические тонкости, а меж тем его ученики нередко не знают элементарных вещей из грамматики..."
Но немало преподавателей оставили о себе добрую память. Меньше года работал в гимназии Иван ВЕРНАДСКИЙ, в 1841 г. прибывший сюда после окончания Киевского университета. Но и через 40 лет его вспомнили как одного из лучших преподавателей гимназии. Иван Васильевич стал известным экономистом, был профессором Киевского и Московского университетов. А его сын Владимир прославился как один из выдающихся природоведов ХХ в.
В 1865-1868 гг. русский язык и словесность в Каменецкой гимназии преподавал Павел ЖИТЕЦКИЙ - ещё один выпускник Киевского университета. Позднее Павел Игнатьевич стал доктором российской словесности, членом-корреспондентом Петербуржской академии наук, автором первого основательного труда по истории фонетики украинского языка. Его сын Игнатий, родившийся в Каменце-Подольском, был чудесным литературоведом.
В сентябре 1842 г. российскую словесность и логику в гимназии стал преподавать молдавский писатель и учёный, будущий почётный член Румынской академии наук Александру ХИЖДЕУ. Зашоренность гимназических программ явно не удовлетворяла Александра Фадеевича (так его величали в гимназии), а выход за их рамки привёл к тому, что уже через год слишком самостоятельного преподавателя уволили. Но учёный ещё 7 лет жил в городе, вёл адвокатскую практику. А в Каменецкой гимназии учились его сыны: Николай - будущий художник, замученный в 1860 г. в Петропавловской тюрьме за участие в студенческом революционном движении, Богдан - писатель, автор "Большого этимологического словаря румынского языка".
Вспомним добрым словом и художников, преподававших в гимназии. Это Иван ВАСЬКОВ, обративший внимание на гимназиста Николая БУРАЧЕКА - будущего пейзажиста, художника театра. Это Дмитрий ЖУДИН, свой значительный талант художника передавший и дочери Ольге - выпускнице Мариинской гимназии. Совсем недолго, с сентября по декабрь 1905 г., в гимназии рисование преподавал Вячеслав РОЗВАДОВСКИЙ, основавший в городе художественную школу для сельских детей. Учителем чистописания и рисования в 1851-1859 гг. работал Гаврила ПОДРАМЕНЦОВ. Но не это прославило Гаврилу Николаевича, а то, что большую любовь к театру передал дочери, а та как Мария САВИНА стала выдающейся русской актрисой.
Вспомним и Петра ЧУЙКЕВИЧА - выпускника филологического факультета Киевского университета. Именно в гимназии у Петра Емельяновича останавливался Тарас ШЕВЧЕНКО в октябре 1846 г. во время недельного пребывания в городе над Смотричем. И со всего богатства, собранного Шевченко в нашем городе, осталось только три народные песни, записанные именно от Чуйкевича.
Добрых слов заслуживает и упомянутый уже Иван МИХАЛЕВИЧ, который в 1883 г. к 50-летию гимназии издал исторические записки о ней, которые до сих пор не утратили ценности.
Украинский энциклопедист Евгений ОНАЦКИЙ в 1912 г. закончил Каменецкую гимназию с серебрянной медалью. Золотой не дали "из-за проклятой математики". А срезал парня "преподаватель Горшков, большой педант, как и должно математику", ибо не переносил привычки Евгения "при разных алгебраических упражнениях терять плюсы или минусы". Оказывается, Онацкого учил отец будущего советского адмирала Сергея ГОРШКОВА - Георгий Михайлович.

УЧИЛИСЬ...

Вспомним и талантливых гимназистов. Николая БУРАЧЕКА, Богдана и Николая ХИЖДЕУ, Евгения ОНАЦКОГО мы уже назвали. В Каменецкой гимназии в разные года также учились писатели Моисей АЛЬТМАН, Валерьян ЗАХАРЖЕВСКИЙ, Лев КОТЕЛЯНСКИЙ, Модест ЛЕВИЦКИЙ, Григорий МАЧТЕТ, Юрий СМОЛИЧ, Николай ЧИРСКИЙ, зоолог Пётр БУЧИНСКИЙ, народник Владимир ДЕБОГОРИЙ-МОКРИЕВИЧ, военный историк Борис ЖЕРВЕ, революционер Владимир ЗАТОНСКИЙ, его брат - инженер Евгений ЗАТОНСКИЙ (под его руководством в 1930-1935 гг. под Замковым мостом построена гидроэлектростанция), биохимик Борис ЗБАРСКИЙ, литературовед Константин КОПЕРЖИНСКИЙ, главный художник Большого театра СССР (1924-1928 гг.) Михаил КУРИЛКО, гидрогеолог Октавий ЛАНГЕ, языковед Борис ЛАРИН, историк Иван ЛУЧИЦКИЙ, известные врачи Юлий МАНАСЕВИЧ и Эдмунд ФАРЕНГОЛЬЦ, драматург и актёр Тадей РУТКОВСКИЙ, искусствовед, архитектор Владимир СИЧИНСКИЙ (сын выдающегося исследователя Подолья Евфимия СЕЦИНСКОГО), математики Николай ЧЕБОТАРЁВ и Илья ШТАЙЕРМАН, общественный деятель, один из инициаторов создания Каменец-Подольского университета Александр ШУЛЬМИНСКИЙ.
В том, что гимназия была щедра на таланты, нет ничего удивительного. В ХІХ в. на всё Подолье было лишь две мужские гимназии - Каменецкая и на 5 лет младше Немировская. Таким образом, для талантливых подолян, хотевших получить среднее образование, особенного выбора не было. Но принимали не всех. В циркуляре от 18 июня 1887 г. министр народного образования Иван ДЕЛЯНОВ откровенно сказал: "В учебные заведения должно принимать только таких детей, которые пребывают под опёкой лиц, способных дать достаточную поруку в правильном над ними домашнем присмотре и предоставить им необходимые для учебных занятий удобства. Так, при неукоснительном выполнении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от вступления в них детей кучеров, лакеев, кухарей, прачек, мелких лавочников, других людей такого же сорта, детей которых, за исключением разве что наделённых необычайными способностями, вовсе не стоит выводить из среды, к которой они принадлежат".
Атестат об окончании гимназии открывал путь к университету. Так, в 1886 г. в Киевском университете на разных курсах училось 90 выпускников нашей гимназии. Интересно распределение каменчан по факультетам: историко-филологический - 1, физико-математический - 11, юридический - 35, медицинский - 43.

...И РАЗВЛЕКАЛИСЬ

А чтобы почувствовать дух гимназии, предоставим слово Юрию СМОЛИЧУ (учился в 1911-1913 гг.):
"Я вчився в чотирьох гімназіях: у Білій Церкві, Глухові, Кам'янці-Подільському та Жмеринці, і лише в Кам'янці, що тих років був губерніальним містом, вчилися в гімназії діти віце-губернатора, поліцмейстера та вищого губернського чиновництва - місцева аристократія. І поряд з ними - в незначній, певна річ, кількості - вчилися діти заможнішого селянства, різночинців та висококваліфікованих робітників. Обидві ці групи були, звичайно, пов'язані в один гурт своєрідними узами гімназичного братства: воно виявлялося в примітивний спосіб у взаємопідказуванні на уроках, у покриванні винних у чомусь перед начальством, у безжалісному каранні донощиків ("навуходоносорів"), з якого б кола він не походив; нарешті, в загальній участі у бійках, коли йшли "стінкою" клас проти класу або гімназія проти технічного чи комерційного училища, особливо ж семінаристів чи кадетів. Тут діяли несхитні закони гімназичного братерства. Але глибше це "братерство" не йшло, і міцні сув'язі між аристократичними та демократичними групами не в'язались. Навпаки, існувала інколи прихована, інколи одверта неприязнь, що підчас сягала справжнього антогонізму. І от, коли бійка виникала в межах одного класу між "верхами" та "низами", ми, середній прошарок, завжди приставали до "низів" і ніколи до аристократичної верхівки...
Перший раз я побачив футбольний м'яч, коли вчився в перших класах у Кам'янець-Подольскій гімназії. Викладач гімнастики, прихильник модерних віянь у фізичному вихованні... приніс колись на заняття великий шкіряний м'яч (до того ми знали тільки гумові маленькі м'ячики заводу "Треугольник"), вишикував нас, хлопчиків, у коло і наказав штовхати м'яча ногами, не сходячи з місця. Звалося це - "грати у футбол". Нам така забавка дуже сподобалась, ми залюбки ходили на уроки гімнастики, щоб "футболити". Та бити підйомом ми не вміли, гатили носком - підметки відривались, черевики "скалили зуби", і в батьків це викликало справедливе обурення. На другий рік "грання у футбол" - на ухвалу батьківського комітету гімназії - було заборонено".
А веселее всего в гимназии было 30 января (в храмовый день её церкви), когда на традиционный бал приглашали старшеклассниц государственной Мариинской гимназии и частной гимназии Славутинской...

Будзей О. Гімназія // Подолянин, 2003. - 24 жовтня.