Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Будзей О.

Польский рынок

В самом центре Старого города расположился Польский рынок. Когда-то он был, по словам Александра ПРУСЕВИЧА, очагом торговой и общественной жизни Каменца-Подольского. Сегодня это одна из четырёх достаточно спокойных площадей Старого города. И только раз или два в год, во время "Казацких забав" или Международного фестиваля национальных культур, густо-прегусто заполняется пространство около городской ратуши. Да ещё традиционный первосентябрьский студенческий бал созывает сюда молодёжь города. Вообще, в Каменце-Подольском на сегодня определилось всего пять мест для массовых развлечений: кроме Польского рынка, это ещё его южный сосед - Армянский рынок, с недавних пор - двор Старого замка (а перед тем - валы Нового замка), а также сквер "Гунські криниці" на Новом плане и городской стадион имени Тонкочеева.
А еще Польский рынок - это один из трёх наиболее дискуссионных объектов Старого города. Ведь главные споры сторонников и противников дако-римской концепции истоков Каменца-Подольского ведутся вокруг времени возникновения Старого замка, Замкового моста и центральной площади Старого города.

ВОЗРАСТ

Традиционно временем основания площади называют XV ст. И связывают это с тем, что в 1432 г. польский король Владислав ІІ Ягайло подтвердил предоставленное городу раньше (еще в 1374 г. грамотой литовских князей Юрия и Александра Кориатовичей) магдебургское право, а еще через два года (в 1434 г.) Западное Подолье присоединили к Королевству Польскому, а Каменцу предоставили статус столицы Подольского воеводства. Поэтому город стал обустраиваться польским магистратом и площадью вокруг него - Польским рынком.
Но... в 1979 г., когда на восточной стороне площади рыли траншею газопровода (от дома №12 к улице Зарванской (тогда Кирова) на расстоянии 8 м от тротуара), археолог и историк <а href="postati/petrov.htm">Николай Петров обнаружил там остатки 10 сгоревших деревяных жилищ, причём, что очень важно, четыре жилища ХII-ХIII ст. (остальные - XV-XVI ст.), стоявшие вдоль восточной стороны траншеи в направлении север-юг.
Еще через два года на северной стороне площади (там, где в настоящее время стоят два восстановленных средневековых дома под общим номером 4а) обнаружены фрагменты стен двух первобытных домов конца XIII - начала XIV ст., а также остатки трёх дерево-глинобитных жилищ ХII-ХIII ст., уничтоженных пожаром (исследование проводили архитекторы Евгения ПЛАМЕНИЦКАЯ, Анатолий ТЮПИЧ, археологи <а href="postati/vynokur.htm">Ион Винокур, <а href="postati/petrov.htm">Николай Петров).
Следовательно, площадь имела древнерусскую, причем еще домонгольскую (ХII-ХIII ст.), застройку. К тому же обнаружена прямая наследственная связь между древнерусским и средневековым периодами как относительно планирования домов, так и относительно структуры застройки площади.
Евгения и Ольга ПЛАМЕНИЦКИЕ предприняли еще более глубокий шаг в прошлое: <а href="../article/mist1.htm">выдвинули предположение, что в основе площади лежит "некая более древняя, топографически устоявшаяся урбанистическая структура, которая обусловила регулярность ядра домонгольского города. Такой структурой в историческом контексте Каменца мог быть римский военный лагерь".
Следовательно, согласно <а href="../article/mist1.htm">гипотезе матери и дочки Пламеницких, римляне в II-III ст. н.э. в центре острова, образованного петлей Смотрича, распланировали почти квадратную (305х303 м) площадь под свой лагерь. Причем римляне действовали, как всегда, четко, стремительно, целеустремленно - и рельеф местности никоим образом не мог быть им помехой. Поэтому и через тысячелетие, в ХII-ХIII ст., древнерусские строители воспользовались плодами труда предприимчивых римлян. Что так действительно было, Пламеницкие не утверждают, но такую возможность не отбрасывают.

ИМЕНА

В отличие от Армянского рынка, площадь Польский рынок не богата названиями. Согласно Александру Прусевичу (в 1915 г.), их всего два - польский рынок и центральная площадь (причем с малой буквы, то есть как топографические понятия, а не как собственные названия). К этому коротенькому списку можно прибавить только простой вариант - рынок, еще ряд комбинированных вариантов со времен, когда русский магистрат соединили с польским, - русско-польский (украинско-польский) или польско-русский польско-украинский) рынок, а также народные названия - большая, городская или торговая площадь (или рынок). Вариантов будто и много, а принципиальных названий-то, действительно, только два: Польский рынок - в польские времена, Центральная площадь - в российские (с 1795 г.) и в советские (до 1990 г.) времена. 11 сентября 1990 г. президиум горсовета вернул площади давнее название - Польский рынок.

ЛУЧИ

От Польского рынка во все стороны щедро отходят улицы и бывшие переулки. На юг протянулись три небольших улицы - Пятницкая, Доминиканская и Старобульварная, которые крепко связывают Польский и Армянский рынки. На север тоже протянулись три улицы - Татарская, Троицкая и Зарванская, которые связывают Польский рынок с Русским рынком (Татарская и Зарванская улицы) и Троицкой площадью (Троицкая и Зарванская улицы). Вот так все четыре площади Старого города, через центральный коммутатор - Польский рынок - крепко объединились между собой системой шести шнуров-улиц. И даже бывшая Гимназическая площадь (на Татарской улице около бывшей гимназии), которой сегодня уже нет, и Кафедральная площадь, которую реально можно вычленить из пространства вокруг Кафедрального костёла апостолов Петра и Павла, чётко вписываются в эту структуру.
Два переулка (сегодня безымянные) отходят на запад. Прежний Училищный переулок (между домами городской типографии и городского архива), пересекая Францисканскую, ведет на Кузнечную улицу, а коротенький бывший Архиерейский переулок сразу же ведет на Францисканскую улицу - к бывшей православной Архиерейской церкви (перед тем католическому костёлу францискан), а теперь православной церкви Успения Пресвятой Богородицы.
От площади к востоку между магазином "Ратуша" и усадьбой первой школы пролёг бывший Макаревский переулок, который ведёт на улицу Длинную (Долгую).
Таким образом, имеем аж девять лучей, из которых сегодня поименовано только шесть. Напомним, что от Армянского рынка отходит только восемь лучей (но все с именами).

СТОРОНЫ

Центральная площадь города всегда была богата на дома. Но последняя война нанесла ему непоправимый ущерб. По подсчётам Анны КИВИЛЬШИ, из 70 домов осталось только 10. Руины остальных домов разобрали. В послевоенное время появились одиночные новостройки: корпус средней школы №1 на восточной стороне площади, а на северной - производственный корпус городской типографии. Относительно возобновления давних застроек, то с этим тоже не густо: два соединенных дома на северной стороне (там разместилось отделение Каменец-Подольского госказначейства), дом на восточной стороне, переданный Национальному природному парку "Подільські Товтри". Да еще ведутся реставрационные работы на расположенном рядом доме №8.
Когда-то, в польские времена, стороны площади называли периями и нумеровали, начиная с южной стороны, по часовой стрелке. Так, в описании города 1700 г. южная сторона - это первая перия, западная - вторая, северная - третья, восточная - четвертая перия. Неофициальные названия имели стороны площади во второй половине ХІХ - в начале ХХ ст.: Биржа, Шарлотка, Журавлёвка и Суконка. Хотя названия официально не закрепляли, но ими пользовались все, скажем, полицмейстер в отчете о деятельности городской социал-демократической организации за 1906 р.:
"...при появлении в городе по вечерам вожаков революционной организации Кирилла Городецкого, Михаила Мартынюка, Сергея Когутова, Сергея и Ивана Ильницких, Сергея Новосадского и Никанора Пересветова на тротуарах "Суконный ряд", "Журавлёвка" и "Шарлотка" якобы на прогулку сходятся из разных концов города группами по 3-4 мужчины мастера, рабочие, а также переодетые... воспитанники разных учебных заведений, с которыми отмеченные лица мимоходом ведут беседы, если судить из отрывочных фраз - на политические темы. Отмечены сходки, которые являются подготовительной работой к выполнению планов революционной организации, наносят значительный вред общественному спокойствию".

БИРЖА

Южную сторону площади (прежнюю первую перию) называли Биржей. Ведь здесь около домов богатых купцов и финансистов всегда тусовалась городская беднота в надежде найти какую-либо работу (своеобразная биржа труда). Здесь же была стоянка "биржи" извозчиков с тяжелыми пароконными фаэтонами.
К сожалению, никакие достопримечательности древности на южной стороне рынка не сохранились: все 14 домов разрушены во время гитлеровской оккупации.

ШАРЛОТКА

Западную сторону площади (прежнюю вторую перию) называли Шарлоткой. Впрочем, были и варианты этого названия - Шарлоттенбург, Шарлоттибрук. Как удостоверяют заметки фотографа КОРДИША, сделанные в 1865 г. (их рукопись сохранялась в архиве Александра Прусевича), на этой стороне площади в 1858-1864 гг. какая-то панна Шарлотта имела чрезвычайно популярный среди каменецких модниц магазин женских шляпок.
Сегодня на прежней Шарлотке мы имеем только три дома. Первые два из них - это объединенный №№14-16, где в настоящее время ещё работает городской государственный архив, а вскоре разместится институт социальной реабилитации и развития ребенка - структурное подразделение Каменец-Подольского госуниверситета. №14 - это бывший жилой дом XVI-XX ст., а №16 - это бывшая городская управа (она в 1870-х гг. перебралась сюда из ратуши). Оба дома являются памятками градостроительства и архитектуры местного значения.
Богатую историю имеет №18 - нынешняя городская типография, бывшая католическая семинария. Дом возведен в 1782 г. на месте более ранних сооружений. Семинария здесь содержалась недолго - до 1793 г. Впоследствии дом приспособили под губернские учреждения. Так, на первом этаже со стороны костёла располагалась губернская типография. Отдел архитектора и земельная комиссия содержались с запада - со стороны Францисканской улицы. На втором этаже с востока и севера располагалось губернское правление во главе с вице-губернатором. В зале заседаний губернского правления был установлен подарок Екатерины ІІ - зерцало. Это была большая бронзовая шкатулка (высотой 64 см, длиной 54 см и шириной 38,5 см) очень интересной работы, назначенная для хранения указов. Третий этаж достроили во второй половине ХІХ ст. - над северо-западной, а в 1950-х гг. - над восточной частью дома.
На Шарлотке в середине ХІХ ст. известен композитор, этнограф и фольклорист Антон КОЦИПИНСКИЙ, он открыл музыкальный магазин. В Каменце-Подольском у него и у его брата Иосифа учился музыке Владислав ЗАРЕМБА - композитор, пианист, педагог, автор обработок для голоса и фортепиано популярных песен, в частности "Дивлюсь я на небо".

ЖУРАВЛЁВКА

Северную сторону площади (прежнюю третью перию) называли Журавлёвкой. Название дано по магазину купца Журавлёва. Из старых зданий здесь сохранился только один дом (современный №4). Этот жилой дом XVIII-XIX ст. облисполком 11 декабря 1984 г. внёс в перечень памяток градостроительства и архитектуры местного значения. О восстановленной памятке - жилом доме XVI-XVIII в. (№ 4а) - мы уже упоминали.
Писав о Журавлёвке, Александр Прусевич в историческом очерке "Каменец-Подольский" (1915 г.) упоминает тогдашний дом №12 и его тогдашнего владельца - Энтелиса. Сто лет тому назад, 13(26) декабря 1903 г., в Каменце-Подольском родился (наверно в этом самом доме на Журавлёвке) Леонид ЭНТЕЛИС, который впоследствии прославился как композитор, музыковед, балетный и оперный критик, педагог. Он в 1925 г. закончил Киевский музыкально-драматический институт, после чего заведовал музыкальной частью театра "Березиль", преподавал в родном институте. В 1927 г. Леонид Арнольдович переехал в Ленинград, где преподавал в техникуме сценического искусства, заведовал кафедрой музыкальных дисциплин Ленинградского театрального института. В 1941 г. добровольцем пошёл на фронт, мужественно воевал вплоть до Победы. В 1954-1963 гг. (до выхода на пенсию) преподавал музыкально-теоретические дисциплины в Ленинградском хореографическом училище. Перу нашего земляка принадлежит ряд книг, в частности "Сто балетных либрето" (1971 г.), "Заметки на нотных страницах" (1974 г.), "Силуэты композиторов ХХ в." (1975 г.), "Встречи с современной польской музыкой" (1978 г.). Умер Леонид Энтелис в Ленинграде 2 мая 1978 г. на 75-ом году жизни. В рукописи остался его перевод книги польского исследователя Людвика ЭРХАРДТА "Балеты Игоря Стравинского".

СУКОНКА

Восточную сторону площади (прежнюю четвертую перию) называли Суконкой или Суконным рядом. Здесь в магазинах продавали готовую одежду, в частности "сукни" (и поляки, и украинцы так называют платье).
Эта сторона площади тоже сохранилась не полностью, но намного лучше, чем другие. 6 сентября 1979 г. дома №8, №10 и №12 внесены под №№1631-1633 как армянские жилые дома XIV-XVIII ст. в Список памяток архитектуры УССР, которые находятся под охраной государства. Причём современные №10 и №12 объединяют по два средневековых дома.
На прежней Суконке родилась, жила, училась в первой школе известная современная украинская певица Марина ОДОЛЬСКАЯ.

СВЕЖАЯ РЫБА

Площадь имела и богатую внутреннюю застройку, от которой сохранились только ратуша, городской (армянский) колодец и жилой дом XVIII-XX ст. (современный №3). Первоначально он был двухэтажным. После войны его перепланировали и достроили до трех этажей.
О богатой структуре внутреннего пространства площади свидетельствует и то, что 15 февраля 1900 г. городская дума постановила, в частности, дать названия объектам внутри квартала №35, который занимал Центральную площадь. Так на карте Старого города появились Центральный, Ломаный и Кожевенный переулки и Нарышкинская улица.
И ратуша когда-то не была такой одинокой. Рядом с ней стояли дома. Вместе с ратушей они образовывали улицу, которую называли Рыбной. Ведь здесь, в магазинчиках всегда можно было купить свежую рыбу.

АТМОСФЕРА

Когда в январе в 1874 г. в Каменце-Подольском наконец (после почти десятилетнего строительства) открыли Новый мост, это имело огромное значение не только для города, но и в частности, для Центральной площади Старого города, ведь оттуда на Новый план перенесли базар (его расположили на месте современной площади Возрождения). Вот что по поводу этого писал Ефим СИЦИНСКИЙ в историческом описании "Каменец-Подольский" (1895 г.):
"...Но важнейшее, что получил город при устройстве <а href="../../../foto/istor/city/123ru.html">Нового моста, это перенесение базарной площади из центра Старого города на Новый план: в результате этого центральная часть города стала просторнее, более чистой, более опрятной. Раньше здесь, на Центральной площади, стояли деревянные крамнички-будки с разной мелочью, галантерейной, бакалейным и другим товаром; в будках и на воздухе разные ремесленники вели свое ремесло - шили новое, чинили старое, жестянщики изготовляли кружки, лейки, коробки и здесь же их продавали, медники лудили самовары и кастрюли, сапожники чинили старые сапоги, а рядом в одном сапоге стояли те, чей сапог латался; здесь же - толчок или так называемая тандита, склады разных старых вещей, целые кипы старой одежды и белья; еврейские тандитники-лохмотники с разными "жечами" слонялись и предлагали каждому прохожему свой товар; торговки-мещане в больших кринках, обмотанных грязным тряпьем, предлагали горячее кушанье; осенью здесь лежали на земле целые горы арбузов, яблок, слив и тому подобное; наконец, здесь же была стоянка "биржи" извозчиков с тяжелыми пароконными фаэтонами. И здесь слонялись "дрыгари"-носильщики и всякий чернорабочий люд, который ищет себе работы. И все это вмещалось на площади слишком малых размеров. Если к этому прибавить, что на этой площади, где было столько крамничек, ларьков, масса разного люда, не было отхожего места, а все это население ухитрялось удовлетворять свои необходимые потребности между будками с галантерейными и пищевыми припасами, то можно себе представить, что это была за площадь и какая здесь была атмосфера. Всего этого теперь нет: на месте прежнего грязного базара и вонючей "тандиты" теперь заложен скверик, и хотя евреи-лохмотники до сих пор пробуют превратить это место в свою любимую "тандиту", невзирая на гонение полицией, все же здесь относительно чисто".

* * *

Конечно, наш рассказ о Польском рынке был слишком эскизным. Каждому из 70 домов, что были на нем, можно посвящать если не отдельную новеллу, то, по крайней мере, страницу книги...

Будзей О. Польський ринок // Подолянин, 2003. - 28 ноября.