Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Будзей О.

Русская

В Каменце-Подольском как известно, кольцевых улиц нет. А ближе всего к этой категории подобралась улица Русская. Ей всего где-то процентов 20 не хватило, чтобы в долине Смотрича сжать кольцом Старый город: самой существенной преградой на пути самой длинной старогородской улицы стал Замковый мост. Но и так итоговые показатели Русской улицы, которая протянулась практически от врат к вратам - от Польской брамы на севере до Русской брамы на юге, поражают: последний нечётный номер - 95, последний чётный номер - 108. Только четыре улицы на обширных новоплановских площадях могут, как и Русская, похвастаться, что вошли в "клуб 100" - имеют дома с трехзначными номерами: Северная - 112, Шевченко - 113, Леси Украинки - 123, Тимирязева - 166. Кстати, в "клубу 100" вошли также Белановецкая набережная - 103, улица Годовая на Русских фольварках - 125, улица Фурманова на посёлке Смирнова - 116.
Улица Русская не всегда была такой длинной, или, точнее говоря, такой цельной: когда-то она состояла из четырёх последовательных улиц - Русской, Виттовской, Преображенской и Набережной. Причём Русская протянулась тогда всего лишь от Русской брамы (врат) до казарм крепости (Виттовых казарм). А дальше - от Виттовых казарм, спроектированных Яном де Витте, к садам Витте, устроенным его сыном Йозефом де Витте, - пролегала, само собой, Виттовская улица. За ней до Нового (Новоплановского) моста, где когда-то внизу стояла церковь Преображения Святого Спаса, шла Преображенская улица (это название городская дума представила 15(27) февраля 1900 г., а в 1902 г. утверждало Министерство внутренних дел России). Завершала этот приречный уличный парад улица Набережная - от Новоплановского моста до Польской брамы (врат).
В советское время старые (или, как тогда бы сказали, старорежимные) названия стали вытеснять с городской карты: так, Преображенская улица стала улицей Рабфака, а Виттовская - Комсомольской; Набережная и Русская улицы, которые имели идеологически нейтральные названия, сначала устояли. Но после войны все четыре улицы объединили в единую Комсомольскую улицу. Когда в 1989 г. надумали улицам Старого города вернуть давние названия, то первичное предложение было таким: разбить Комсомольскую улицу на три улицы и назвать их - Русская, Виттовская, Набережная. Но в итоге 11 сентября в 1990 г. президиум горсовета решил не играться с кусками, а полностью Комсомольскую улицу переименовать в Русскую.
Поэтому, совершим небольшое путешествие по Русской улице - пройдёмся по правому берегу Смотрича от Польских врат к Русским, посмотрим на то, что есть, вспомним то, что было.

ПОЛЬСКАЯ БРАМА (ВРАТА)

Польская брама (врата)Это оборонно-гидротехническое сооружение надёжно перекрывало северо-западный въезд (со стороны Польских фольварок) через Смотричский каньон. Сразу же отметим, что такую же миссию на юго-западе выполняли Русские врата.
Польские врата, известные с XVI ст., состояли, как это хорошо видно из мидерита Киприана ТОМАШЕВИЧА 1673-1679 гг., из пяти башен: трёх на правом берегу и двух - на левом, соединённых стенами-галереями длиной 180 м. Причём галерея-коридор с бойницами, которая пересекала реку, имела два шлюза. Поэтому в случае необходимости течение реки перекрывалась - пространство перед Польскими вратами наполнялось водой и становилось значительным препятствием для врага. Хотя попытки штурмовать Польские врата в истории города не зафиксированы.
Из пяти башен до нашего времени дожили только три: Наскальная и Надвратная на правом берегу и Настенная - на левом. Прибрежные башни на правом и левом берегах не сохранились, как не сохранились и стены-бастионы. Своё чёрное дело сделали весенние половодья, к тому же в 1832 г. для расширения проезда часть Польских врат, которая на то время потеряла военное значение, разобрали. Дошло до того, что в середине ХХ ст. практически стёрлась память о Польской браме. Поэтому в 1955 г., когда обследовали каменецкие достопримечательности, уцелевшие башни бывших Польских врат восприняли как самостоятельные оборонные единицы и назвали их Кузнечными башнями - №1 (Надвратная), №2 (Настенная) и №3 (Наскальная). Так они разрозненно и вошли в Список памяток градостроительства и архитектуры УССР. Большая роль в возрождении памяти о Польских вратах принадлежит Евгении ПЛАМЕНИЦКОЙ.
Поговаривают, что когда-то Польские врата имели подземный ход, который проходил под рекой. А когда он провалился, то образовалась опасная глубина - круча, которая приносила много горя неосторожным, поглощая телеги, фаэтоны, коней. Исчезла круча в 1930-х гг. - её, говорят, позабросали камнями из самых древних и самых красивых каменецких храмов, именно тогда взорванных воинствующими атеистами.
Поэтому не удивительно, что это место обросло легендами. Так, Александр СЕМЕНТОВСКИЙ записал народный пересказ, что здесь на месте одной из башен была в древние времена церковь. Последний из священников той церкви покончил жизнь самоубийством. С тех пор ежегодно накануне Пасхи под руинами слыхать гул колоколов и зов жалобным голосом: "Вскуе мя отринул еси от лица Твоего, Свете незаходимый, и покрыла мя чуждая тьма окаяннаго"; но конца той песни: "обрати мя к свету заповедей Твоих и стопы моя направи, молюся" - никто еще не слышал.
Ещё один рассказ - "Старый мост вокруг кузнецов" - записала от своей бабушки Анны СЕМИК известная подольская фольклористка Тамара СИС-БЫСТРИЦКАЯ. В этой легенде речь идет о церкви на берегу реки, которая провалилась как раз на Пасху. А было это так: лишь священник запел "Христос воскресе", татары неожиданно ворвались в храм. Кузнечиха Марина, чтобы её 14 сыновей не попали в руки бусурман, крикнула: "Земле! Разверзнись!" И произошло чудо - грянул гром, хлынула вода. Татар волны понесли куда-то к Чёрному морю и дальше. Остальные же вместе с церковью опустились в глубь земли, запели "Христос воскресе". И так отправляют службу Божью доныне. Поэтому в пасхальную субботу на этом месте из-под земли можно услышать церковные звоны и голоса людей.

КАМЕНЕЦКОЕ ПИВО

Бровар (пивзавод)На север от Польских врат расположился (Русская, 5-7) бывший пивзавод. А учредила эту пивоварню в 1872 г. баронесса Эвелина ЮНИЙ. Сначала это были два трехэтажных кирпичных здания. В 1880 г. достроили двухэтажный кирпичный дом, в котором разместили склад и погреб, в 1888 г. появилась полуподвальный ледник, в 1890 г. - каменное помещение для складирования и сушения, впоследствии - двухэтажный жилой дом. Пиво производили из ячменного солода. Пивоварня выдавала за год 35 тысяч декалитров пива (декалитр - это 10 литров). Оно было двух сортов - светлое и тёмное (из карамельного солода). Пиво разливали по большей части в кадки, но какую-то часть и в фирменные бутылки, на которых отмечали заводовладельца (перед Первой мировой войной он принадлежал уже наследникам Эвелины Юний). Кроме пива, изготовляли также напиток из пчелиного мёда, поддавая его брожению.
Завод перестраивался и развивался и в советское время, рос ассортимент продукции. Так, на заводе изготовляли такие марки пива: Жигулёвское, Рижское, Московское, Украинское, Подольское, Ячменный колос. Мощность завода достигла 600 тысяч декалитров в год. В 1974 г. разработали документацию на строительство большого пивзавода мощностью 30 млн. декалитров в год. Но средств на строительство нового завода не выделили, а в 1976 г. из-за аварийного состояния закрыли "старика". Оборудование забрали Хмельницкий и Хотинский пивзаводы, что-то пошло в утиль... Сегодня в одном из цехов прежней пивоварни заправляют сифоны.

ПОРОХОВЫЕ СКЛАДЫ

Бровар (пивзавод)Ещё дальше на север разместились (Русская, 15) бывшие пороховые склады. Пороховню, по одним данным, построили в 1730 г., по другим - в 1778-1779 гг. С одной стороны, это примитивное приземистое здание с земляной крышей. А с другой стороны, это интересное сооружение в стиле барокко, в чём удостоверяют два ризалита (выступления за линию фасада или своеобразные небольшие крыльца), высокий белокаменный карниз. Ризалиты украшали белокаменные порталы с надписями на латыни. Первый предупреждал: "NON INCAUTA Futuri", то есть - не легкомысленничай будущим. А второй портал увенчивал польский герб с вензелем Августа ІІ и надпись "ADDIT VIRES Marti", то есть - добавляет силы Марсу. Очевидно, имелся в виду сухой и хорошей сохранности порох для потребностей бога войны. Кстати, во время пожара 1878 г., когда пороховня была уже складом керосина, вторая надпись погибла. А первую можно увидеть и в настоящее время. Перед Первой мировой войной в бывших пороховых складах размещалась конюшня городского обоза ассенизации.
В 1980-х гг. был план приспособить бывшую пороховню под экспозицию музея. Но до сих пор подзабытая памятка стоит одинокой и пустой на берегу реки.

СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

К этому храму когда-то вёл достаточно крутой спуск от Троицкой церкви. Православная церковь Преображения Святого Спаса стояла в долине Смотрича на правом берегу, напротив неё на левом берегу была еще одна православная церковь - святого Онуфрия. Обе церкви в 1593 г. посетил московский паломник Трифон КОРОБЕЙНИКОВ. В частности, он дал милостыню "в церкви Преображения Спасова попу Аврааму золотой". В каменецких актах есть и более ранние упоминания об этом храме: от 1582 г. - о церкви Святого Спасителя греческого обряда, или Спаса, от 1585 г. - о кладбище Спасском под горой. Показана церковь и на медерите Томашевича 1673-1679 гг.. Храм пережил турецкую оккупацию. Церковь обветшала, когда в 1738 г. умер её настоятель - священник Зелинский. В 1745 г. церковь упразднили, а её имущество, в частности и старинное рукописное Евангелие передали в Троицкий храм. Но даже в начале ХХ ст. память о церкви еще жила: её именем, как отмечено выше, назвали улицу; там, где был алтарь Спасо-Преображенской церкви, благочестивые мещане поставили деревянный крест с Распятием, перед которым еженощно светилась лампада. Этим поддерживались легенды об этом святом месте о тех временах, когда сюда в день Преображения Господнего - 6(19) августа - осуществлялся крестный ход из Петропавловской церкви.
Сегодня никаким знаком не отмечены места, где были Преображенская и Онуфриевская церкви. Единственная примета - сверху пролегает построенный в 1864-1874 гг. Новоплановский мост.

ЦЕРКОВЬ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВОГО

Там, где позже зашумели сады Витте, когда-то на правом берегу Смотрича стояла еще одна православная церковь. Её тоже упоминает Коробейников, который дал золотой настоятелю церкви Рождества Христового - попу Григорию. Она показана на мидерите Томашевича. Храм просуществовал почти до конца XVIII ст. Когда в 1912 г. здесь копали рвы под фундамент электростанции, то в земле находили много захоронений. Следовательно, при церкви Рождества Христового, как и при Спасо-Преображенской церкви, было кладбище.

САДЫ ВИТТЕ

В 1771 г. Юзеф де Витте, сын знаменитого коменданта каменецкой крепости, который и сам позже (в 1786-1789 гг.) был комендантом, за 715 польских злотых купил у Екатерины ГЖИБОВСКОЙ участок в долине Смотрича. Здесь молодой Витте на берегу реки построил летний дворец, устроил сад и винокурню. Сад было чётко спланирован, его аллеи тянулись вдоль обоих берегов, соединенных мостиком. Посреди Смотрича на мели стояла беседка, к которой добирались на лодках.
Юзеф де Витте слыл скупым человеком. И всё же 7(19) мая 1801 г. бывший комендант крепости сделал широкий жест - подарил свою усадьбу общей стоимостью 8311 руб. 25 коп. Подольскому приказу общественной опёки для устраивания здесь больницы. Именно от этой даты ведёт отсчёт своей истории наша городская больница - "Ленинская", как до сих пор говорят. А почему бы не "Виттова"? Сначала больница была очень малой и бедной. Имела 30 деревянных некрашенных кроватей, отапливалась дровами и соломой, освещалась свечами и конопляным маслом. В её штате были один врач, цирюльник и надзиратель. Лечение было платным. Но, самое главное, начало было положено. В 1872 г. больница перебралась на Новый план в специально построенное помещение.
А за местностью на берегу Смотрича надолго закрепилось название - сады Витте. Во второй половине ХІХ ст. это было любимое место отдыха каменчан - здесь проходили гуляния, играл оркестр.

ПЕРВАЯ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЯ

Никак мы не можем покинуть этот уголок на берегу Смотрича, где в разное время были то церковь, то больница, то бульвар. Начало ХХ ст. подарило этому месту еще один яркий объект - первую городскую электростанцию.
Это была электростанция постоянного тока, оборудованная двумя генераторами английской фирмы "Сименс", которые приводились в действие дизельными двигателями. Ток шёл по электрической линии к Старому городу вдоль Фурлейского подъема около Гончарной башни, освещал дома и улицы Старого города, а также Новый мост и помещение банка. Безусловно, постоянный ток обеспечивал некачественное освещение электролампами с угольно-графитовыми нитями. Недаром в 1919 г. известный украинский писатель Владимир САМОЙЛЕНКО, который тогда жил и работал в Каменце на Подолье, посвятил местной электростанции специальный юмористический рассказ, в котором охарактеризовал станцию как очень капризную даму.
В 1930-1935 гг. на Карвасарах под руководством главного инженера коммунхоза Евгения ЗАТОНСКОГО (брата известного революционера и компартийного деятеля) была построена гидроэлектростанция переменного тока. В сентябре в 1935 г. она вступила в действие - и старая электростанция потеряла значение.
Этот волшебный уголок на берегу Смотрича в последний раз привлекал каменчан в 50-60-х гг. ХХ ст., когда здесь оборудовали лодочную станцию, пляж.

РУССКАЯ БРАМА (ВРАТА)

И, наконец, мы подошли к Русским вратам, которые фактически завершают Русскую улицу и подарили ей название. Как и Польские, Русские врата были мощным оборонно-гидротехническим сооружением. Они состояли из восьми башен, 250 м стен, пересекали реку, имели шлюзы. Потеряны две башни, которые стояли в реке на островках, две меньшие прибрежные башни, стены, что их соединяли. Остальные башни Русских врат (Дозорную, Привратную, Надвратную, Прибрежную), часть её оборонных сооружений (барбакан, казематную куртину) можно увидеть и сегодня.
Многих известных людей встречали и пропускали Русские врата. Так, через них поздней осенью 1621 г. после тяжёлых хотинских боёв с турецкими войсками в Каменец въезжал гетман Пётр САГАЙДАЧНЫЙ, который с казаками из-под Хотина возвращался в Украину. В конце августа 1672 г. через эти врата в город въехал гетман Пётр ДОРОШЕНКО.

НА РУССКОЙ ЖИЛИ...

Вспомним и известных людей, которые в разное время жили на Русской улице. Среди них известен польский писатель и журналист ХІХ в. Антоний ПЕТКЕВИЧ (1823 - 1903), который в 1864 г. не по своей воле попал в Каменец и остался здесь на целых 10 лет. Писателя арестовали в 1862 г. в Житомире за активное участие в патриотических манифестациях, ставших предшественниками польского восстания 1863 г. (ещё раньше арестовали его жену). После двух лет заключения больного Петкевича отправляют под присмотр полиции сначала в Овруч, потом в Киев и, наконец, в Каменец-Подольский. Не выдержав скитаний, умирает жена Петкевича. В Каменце Петкевич жил в доме Терлецкого на улице Долгой (современный адрес - Русская, 100). Именно здесь писатель, который вошёл в литературу под псевдонимом Адам ПЛУГ, создал ряд замечательных прозаических произведений. Среди них и "Учителя" (1869 г.).
В доме №60 с 1936 г. жил Владимир БАБЛЯК, который работал в газете "Червоний кордон". Впоследствии он стал писателем. Его романы "Вишнёвый сад", "Жванчик" приобрели популярность, по ним созданы кинофильмы. После войны Владимир Самойлович жил в Черновцах.
В доме №64 родился и провёл детство Иван ТИМИНСКИЙ, который во время войны с Урала вернулся в родной город, чтобы вести подпольную борьбу. Ивана Павловича схватили фашисты и расстреляли 27 ноября 1943 г.
В доме №68 родился Александр ЗАЙЦЕВ, который был рабочим литейного цеха завода "Мотор" и в 1924-1925 гг. работал вместе с другим нашим земляком - будущим писателем Владимиром БЕЛЯЕВЫМ. До войны Александр Антонович закончил юридические курсы - и его из рабочей массы выдвинули народным судьей.
В доме №73 провёл детские и студенческие годы доктор географических наук, профессор Каленик ГЕРИНЧУК. Закончив в 1925 г. Каменец-Подольский Институт народного образования, он работал при нём преподавателем рабфака. В 1939 г. вступил в аспирантуру Московского университета и перед войной преподавал в университете в Ростове-на-Дону. После войны работал в Черновицком (1945-1954 гг.), Львовском (с 1954 г.) университетах. В последние годы жизни Геренчук написал ряд монографий по физической географии западных областей Украины. Последней была монография "Природа Хмельницкой области". 5 февраля в 1984 г. Каленик Иванович умер. Согласно завещанию, он перевезён со Львова и похоронен на городском кладбище.
На Русской (тогда Комсомольской) улице долгое время жил известный краевед Андрей ТЕРЛЕЦКИЙ (1917 - 2001). Родной улице он посвятил очерк, опубликованный в 1985 г. в трёх числах "Прапора Жовтня". Ряд интересных фактов из этого очерка использовано и в этой статье.

Будзей О. Руська // Подолянин, 2003. - 26 декабря.