Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Будзей О.
Подолянин, 2003. - 12 декабря.

Госпитальная

Вначале выясним: как правильно называть улицу - "Госпітальна" или "Шпитальна"? Если раньше без вариантов писали только "Госпітальна", то теперь всё чаще встречаем (скажем, в монографии Николая ПЕТРОВА или в научно-популярном очерке Ольги ПЛАМЕНИЦКОЙ) на вариант "Шпитальна". Оказывается, к русскому слову "госпиталь" украинский язык имеет два соответствия - "госпіталь" и "шпиталь". Если в старых русско-украинских словарях на первом месте давался вариант "госпіталь", а вариант "шпиталь" на втором, да ещё с ремаркой "устаревшее слово", то современные словари (например, русско-украинский и украино-русский словарь Николая ЗУБКОВА, изданный в 2001 г. харьковским издательством "Фолио" в серии "Бібліотека державної мови") дают на первом месте "шпиталь" и только на втором - "госпіталь". Впрочем, ещё в 1970 г. тонкий знаток украинского языка Борис АНТОНЕНКО-ДАВИДОВИЧ в книге "Як ми говоримо" убедительно доказал, что в украинском языке за словом "шпиталь" стоит старая народная и литературная традиция. Таким образом, не отбрасывая для названия улицы варианта "Госпітальна" (его официально 11 сентября 1990 г. утвердил президиум горсовета), будем пользоваться в основном вариантом "Шпитальна".

Госпитальная - это длиннейшая улица армянских кварталов Старого города. Начинается она на Армянском рынке между кафе "Мрія" (№2) и зданием бывшей консистории (№4). А заканчивается, сделав три крутых поворота, на Русской улице. Конечные показатели Госпитальной: справа - №14, слева - №19. По ходу Госпитальной улицы на ней последовательно финишируют Комендантский и Тесный проулки, улицы Тринитарская, Долгая (Длинная) и Валы. А ещё это одна из немногих улиц Старого города, которые ни разу не переименовывались: и во времена царской России, и при советской власти, и в независимой Украине она называлась и до сих пор называется Госпитальной.

Самые известные сооружения улицы - бывший армянский госпиталь (№3) и бывшие казармы крепости (№14), в которых, кстати, после 1816 г. долгое время располагался военный госпиталь. Очевидно, название улицы имеет серьёзное основание.

ФотоИсторию армянского госпиталя детально исследовал известный историк подольской медицины Евгений МАЗУРЫК (1925 - 2003). Итак, согласно с выкладками Евгения Васильевича, в 1614 г. каменецкие армяне на собственные средства построили каменный госпиталь для бедных, состоявший из нескольких строений. До наших дней дошло одно из них - двухэтажный дом в форме буквы Г (современный адрес - Госпитальная, 3). Дом как бы изолирован от городского шума. Только с юга есть большие въездные ворота шириной до 3 м. Хотя дом внутри и снаружи в течение трёх столетий не один раз перестраивали под жилое помещение, но он сохранил самобытный старинный вид.

В дотурецкий период (то есть до 1672 г.) в городе было ещё два госпиталя - при костёлах св. Лазаря (Петропавловская улица) и св. Екатерины (Францисканская улица). Оба госпиталя обозначены на медерите Киприана ТОМАШЕВИЧА 1673-1679 гг. Но это были не лечебные заведения, а приюты для больных и калек, а также для бывших солдат каменецкого гарнизона, доживавших свой век. Обитателям этих приютов выдавали деревянные лежаки, заменявшие им кровати, топливо, одежду, крупы, муку и др. Названные госпитали были небольшими зданиями, разделёнными на мужскую и женскую половины. Размещённые в приюте выполняли работу дворников, сторожей, пели в церковном хоре, молились за тех, кто им давал пожертвования, выполняли мелкие поручения духовенства.

Армянский же госпиталь, в отличие от госпиталей при костёлах, был настоящим лечебным заведением. Здесь молодые армянки, владевшие секретами армянской и арабской медицины, успешно лечили целый перечень болезней. Сюда поступали лекарства с Востока. Армянский госпиталь - это древнейшее известное нам лечебное заведение города.

Поскольку армянская община потратила много средств на строительство госпиталя, то обратилась к польскому королю Сигизмунду III с прошением предоставить дотацию на содержание госпиталя. Но Сигизмунд III ответил, что не гоже армянам, людям зажиточным, просить помощи у короля. И распорядился ввести для армян новый налог на содержание госпиталя. Так, армяне-торговцы за каждый выезд и возвращение из Турции должны были платить три польских гроша с каждого коня. Армяне-мясники за каждую голову крупного рогатого скота платили по два гроша, а мелкого - по грошу. С каждой хуры дров, провезённых через Русскую браму, одно полено отдавали госпиталю.

В госпитале, согласно предположению краеведов Николая БОРКОВСКОГО и Сергея ШКУРКО, проводили не только терапевтическое лечение, а и хирургические операции. В начале 1960-х гг. напротив Комендантского проулка, ниже дома №6 на Госпитальной улице, артель имени ХХ съезда строила цех. Когда вырыли котлован, в грунте на глубине 1,5-2 м любознательный Николай Борковский обнаружил много человеческих костей. Они лежали беспорядочно - как большими массами, так и поодиночке. Попадались скелеты без ног и рук. Поэтому, на этом месте, похоже, было госпитальное кладбище. К тому же, в ручейке Сергей Шкурко нашёл старый хирургический пинцет. Местные хирурги Николай КОМИССАРОВ и Евгений КИВИЛЬША подтвердили, что найденый Сергеем Кирилловичем предмет - это и правда хирургический инструмент.

Когда в 1672 году Каменец захватили турки, то армянский госпиталь, очевидно, прекратил деятельность.

Казармы крепости - одна из известнейших каменецких памяток. Казармы построили в 1760-1788 гг. недалеко от Русской брамы (Русских врат), с которой они образовали оборонный узел на юге Старого города. Кто же построил казармы? Поскольку их ещё называют Виттовыми казармами, то, понятно, их строителем был знаменитый комендант крепости, военный инженер, архитектор Ян де ВИТТЕ. В старинных публикациях так и писали: проект составил и строительством руководил Ян де Витте. В последствии появился вариант: казармы построили Ян де Витте или Станислав Завадский. А в последних публикациях, скажем, в путеводителе Ольги ПЛАМЕНИЦКОЙ и Игоря ДАНИЛОВА "Кам'янець-Подільський - фортеця на острові" (2003 г.) читаем: к усилению каменецких укреплений приложился польский архитектор Станислав ЗАВАДСКИЙ, построивший в городе военные казармы.

У казармах до 1816 г. располагался городской гарнизон. Когда каменецкая крепость утратила оборонное значение, казармы переоборудовали под военный госпиталь. В июле 1830 г. на Подолье, в частности в Каменце-Подольском, вспыхнула эпидемия холеры, и сюда отправили группу военных врачей. Так в январе 1831 г. в Каменец попал молодой военный врач Владимир ДАЛЬ - будущий составитель знаменитого четырёхтомного толкового словаря живого русского языка. Штаб борьбы с холерой располагался как раз в военном госпитале. Здесь в нашем городе и служил Владимир Иванович.

В новейшее время в бывших казармах располагались: до войны - хлебзавод, во время оккупации города немцами - конюшни, а сразу же после освобождения здесь разместили махорковую (вскоре табачно-махорковую, а позже табачную) фабрику. В 1995 г. предприятие перебралось в новые корпуса на ул. Крипьякевича - и старые казармы опустели... Они до сих пор ждут, кто в их старые стены вдохнёт новую жизнь.

Самым известным жителем улицы Госпитальной был, конечно, Александр ПРУСЕВИЧ - автор популярного исторического очерка на польском языке "Каменец-Подольский" (1915 г.). Ему в начале ХХ в. принадлежал на Госпитальной небольшой каменный дом с четырьмя колоннами. Ныне это дом №7.

А во время турецкого господства в городе (1672-1699 гг.) на Госпитальной стоял дом, в котором, согласно легенд, был "каменный мешок" - подвал, куда евнухи бросали за разные провинности одалисок - служительниц из гаремов пашей. В начале ХХ в. на этом месте остался только большой каменный подвал, засыпанный снаружи землёй. Это был как бы небольшой земляной курган. С запада у подвала был вход, а с юга - два небольших окошка, выходивших на речку. На окнах были толстые железные решётки. Стены подвала были толщиной более 1,5 м. Некий гражданин Дунин купил этот участок земли, выгреб из подвала землю и над ним надстроил из кирпича второй этаж. Теперь это дом №5.

Стоит ещё упомянуть дом №6. Здесь во время турецкой оккупации города был каменный дом, отведённый армянам для богослужения, поскольку их храмы были разрушены или превращены в мечети. А в новейшее время здесь расположился винный цех упомянутой выше артели имени ХХ съезда, позже - ирисный цех завода продтоваров.