Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Вадим ШКОДА, писатель. Киев.
"Правда", 10 вересня 1968 р.

СТАРАЯ КРЕПОСТЬ

Моим соседом в непритязательном салоне неутомимого "АН-2" оказался широкоплечий загорелый парень. Разговорились. Парень работал на крупной стройке. Рассчитался в связи с завершением объекта.

- Погощу недельку-другую у матери и подамся куда-нибудь опять! - сказал он.

- Что, разве в Каменец-Подольском делать нечего? - спросил я.

- Дело, конечно, нашлось бы, - согласился парень. - Да сам городок больно уж обыкновенный... незаметный...

- Вы серьезно? - удивился я, - А знаете ли вы, что Каменец занимает после Киева и Львова третье место в республике, по количеству памятников старого зодчества?! Что такими, как имеет он, лесопарками могла бы гордиться любая европейская столица?.. О Бакоте вы слышали?

Парень недоуменно пожал плечами и, явно поскучнев, отвернулся к окошку...

Не раз вспоминал я потом этот разговор, мысленно продолжая спор с широкоплечим попутчиком. Он, видно, и не подозревал, сколько интересного и удивительного таит биография его родного города, не замечал жилых черточек давних эпох, запечатленных в облике колоритных улиц и крутых переулков, и, наверное, ни разу не прислушался к волнующим рассказам знатоков Подолии.

История Каменца, как любят называть его местные жители, берет начало в XI столетии. Расположен он живописно и, можно сказать, эффектно. Дома теснятся на террасах и склонах каменистых холмов, вплотную) подступающих к узкому и глубокому каньону Смотрича. Береговые обрывы такой высоты, что глянешь вниз - голова закружится. Река здесь, прорываясь сквозь толщу твердых пород, делает несколько крутых поворотов, и город, окруженный почти со всех сторон водой, стоит как бы на острове. Особенность рельефа имела первостепенное оборонное значение, и ею не преминули воспользоваться еще первые поселенцы, искавшие защиты от тех пришельцев, которых притягивали богатые подольские земли.

И не только подольские. Каменец наряду с другими окраинными укреплениями прикрывал от воинственных кочевников путь на Днепр, к сердцу Киевской Руси. Героические страницы его далекого прошлого, получив научное подтверждение, предстают перед нами в новом ярком свете. На центральной площади города, возле ратуши, находится вырубленный в монолитной толще скалы колодец глубиной до 40 метров. Зовется он армянским. Сохранились до наших дней триумфальная арка и колокольня армянского собора, армянский торговый дом с порталом - свидетельства того, что в Каменце с незапамятных времен существовала армянская община, искусные ремесленники ее славились далеко окрест. Но как и когда она возникла - никто не знал.

Не так давно ученые Еревана обнаружили интересные исторические документы. В них говорится, что еще в 1062 году один из кивских князей, потомок Ярослава Мудрого, пригласил на Русь для совместной борьбы с половцами известных своей храбростью воинов-армян. Они поселились в Каменец-Подольском, составив часть гарнизона крепости, и стали верой и правдой служить своей второй родине. И как тут не вспомнить, что был час, когда русские солдаты преграждали дорогу в маленькую горную страну безжалостным турецким янычарам...

Корни дружбы славянских и кавказских народов уходят в глубину повитых дымкой легенд, седых веков, она скреплена кровью, пролитой в общей борьбе за свободу.

О суровых эпизодах этой борьбы напоминают иссеченные ядрами мощные стены и высокие башни Старой крепости, отразившейся в темной глади Смотрича.

Внушительное и величественное зрелище открывается человеку, вышедшему по Старобульварному спуску и городским воротам, - за мостом, словно продолжая ввысь глухие обрывы, встали монолитно каменные стены, а над ними выстроились в ряды грозные оборонительные башни. В угловой - самой высокой и неприступной - томился в цепях народный герой Устим Кармалюк. В конце XVIII столетия прославленную крепость сделали тюрьмой.

В 1815 году в Каменец-Подольском возник тайный политический кружок. Его организовал офицер гарнизона крепости В. Раевский, названный впоследствии "первьм декабристом"...

"Преданья старины глубокой" дополняются легендами наших дней. На стене башни, где томился Кармалюк, висит табличка с надписью: "С 26 марта по 1 апреля 1944 года здесь нес оборону Карвасарского моста и брода гвардии рядовой Сафронов".

Табличка на башне Лядской: "Здесь вел оборону 16-летний солдат Дима Безрукий".

Жив ли ты, Дима Безрукий? Увидел ли победу? Знаешь ли о том, что в Каменец-Подольском свято хранят память о подвиге горстки автоматчиков моторизованного батальона 63-й Гвардейской Челябинской танковой бригады? Захватив внезапно крепость, контролирующую узел стратегических дорог, несколько дней и ночей отбивая атаки превосходящих сил противника, удерживали ее герои, пока не подоспела помощь.

Медленно осыпается белый цвет яблонь на постамент братской могилы во дворе крепости, не вянут цветы у ног солдата, скорбно преклонившего колено.

Жизнь идет своим чередом. И Старая крепость залечивает пробоины от бомб и снарядов, приобретают первоначальный вид башни и ворота. В этом большая заслуга директора Каменец-Подольского музея-заповедника Г. Хотюна и киевских архитекторов-реставраторов А. Тюпича и Е. Пламеницкой, проведших большую научно-исследовательскую работу по восстановлению ценнейшего памятника культуры и истории Украины.

Но это начало. Предстоит полная реставрация и реконструкция древнего центра Каменец-Подольского - дело, требующее четкой продуманности и организации, энтузиазма и энергии. И прежде всего - любви. Любви к истории народа, к прекрасным творениям его рук, воплотившим духовное богатство и красоту тружеников.

...Наш "Москвич" сворачивает с шоссе на проселочную дорогу, опускающуюся в широкий гай. На смену палящей жаре приходят прохлада и сумрак тенистого леса.

Крутой тропинкой поднимаемся в гору, вставшую молчаливым стражем над Днестром. Отсюда открывается великолепный вид на панораму реки с правобережными заливными лугами и знаменитое село Бакота - бывший древнерусский город, упоминающийся в летописях времен татаро-монгольского нашествия.

Вот и монастырь - единственный в своем роде на Украине. Время не пощадило его, но несколько келий-пещер все-таки сохранились. Они вырублены в отвесной плотной скале. На камне высечена и надпись: "Благослови, боже, игумена Григория, давшего силу святому Михайлу". Это означает, что здесь был Михайловский монастырь, основанный игуменом Григорием. Когда читаешь эти слова, на ум приходят мысли не о боге, не о фанатиках-монахах, а прежде всего о тех трудолюбивых и мужественных людях, что стояли на страже южных границ древнерусского государства. Ведь монастырь в первую, очередь был крепостью. Нужно ли при этом говорить, что надпись на скале, древнейший документ славянской письменности, не менее ценна, чем любая из старинных летописей, которые можно пересчитать по пальцам. Между тем надпись, открытая дождям и ветру, на грани полного исчезновения. Деревянная пристройка, защищавшая ее от выветривания, снесена по распоряжению местных властей.

Большой интерес представляют окрестности города для туристов. Какой великолепный маршрут можно предложить им за Каменцом - по шоссе, мимо села Жванец, где стоит круглая боевая башня. Мимо лагеря Богдана Хмельницкого (сохранились валы и рвы казаков в соседстве с траншеями Великой Отечественной войны, вырытыми нашими войсками) - до города Хотина с его грозной крепостью! А затем вниз по Днестру с заездом в древний порт Студеницу и села, где есть хаты - произведения народного искусства, по сути хаты-музеи, и былинные водяные мельницы - и так до Бакоты. А попутно можно показать и археологические памятники: вот могильник эпохи бронзы, вот древнеславянское поселение... Многие захотели бы совершить такую поездку. Государству доход, а часть прибылей можно было бы обратить на приведение в порядок всевозможных памятников культуры и строительство дорог и гостиниц.

Отрезок Днестра от устья Смотрича до Могилев-Подольского следовало бы объявить заповедником, сохранить в нетронутом виде.
Между тем планом строительства Могилев-Подольской ГЭС, который разрабатывается сейчас институтом "Укргидропроект", предусматривается затопление весьма значительной части долины Днестра.

По этому проекту обречены на гибель Бакота, Студеница, Старая Ушица и другие - всего 78 сел. По предварительным подсчетам, под воду уйдет 4.600 гектаров ценнейших сельскохозяйственных угодий и заповедных лесов. Между тем площадь, которая будет орошена благодаря новому гидроузлу, ненамного больше той, что займет водохранилище.

Проект строительства Могилев-Подольской ГЭС, находящийся в стадии предварительной разработки, требует, пока не поздно, самого серьезного и всестороннего обсуждения с участием всех заинтересованных организаций. В нем должны быть сведены к минимуму потери природных богатств и предусмотрены меры по сохранению наиболее значительных памятников прошлого. Ведь есть ценности, принадлежащие всему народу, потерю которых ничем не возместить.