Вернуться в главное меню | на исторические сведения | к списку статей

Игорь ДАНИЛОВ

UTI POSSIDETIS
(о римлянах, мосте и не только в контексте военной истории Каменца-Подольского)

Как помнит внимательный читатель, в последнее время в местной прессе прошла серия статей, посвященных той или иной проблеме, относящейся к Каменцу-Подольскому. Видно, что, как теперь бесконечно напоминают, несмотря на все нестроения города, нам не всё равно, и мы беспокоимся за город. Правда, не все. Да и те, кто хотел бы ему добра, не весгда имеют возможность сделать для него это добро.

Мы не случайно вынесли в заголовок дипломатическую и юридическую норму, применяющуюся в международной практике - uti possidetis. В переводе с латыни она звучит как "поскольку владеете".
Именно так - "поскольку владеете", должны использовать и распоряжаться как можно более оптимально, рационально, вообще - наилучшим образом. История оставила для нас огромное богатство - одну из лучших архитектурных и исторических жемчужин Европы, дав нам не только право владеть, но и положив обязанность беречь и умножать славу. Так должно быть, поскольку это норма жизни, это - норма прогресса, а не регресса, поскольку так делают везде. Так нормально ли живём мы, но без пафоса спрашиваю я, в частности, и себя?

О духовном наследии Каменца сказано и написано немало, но это далеко не исчерпывает тему, которая охватывает широкий спектр проблем. Не "растекаясь мыслью по древу", мы остановимся лишь на одном аспекте, к которому имеем некоторое отношение и который нам близок. А именно - военно-историческое наследие Каменца, об огромном потенциале которого, возможно, догадываются далеко не все. Особенно это качается истории фортификации - теории и практики строительства и использования крепостей. Согласно профессору К.И.Величко "Фортификация - наука об укреплениях". В этом плане Каменец без преувеличения - учебник военно-инженерного искусства. Но обо всём по порядку.

Известно, что сейчас в который раз развернулась дискуссия относительно определения возраста Каменца-Подольского. До сих пор наш город среди немногих, что не имеют установленной даты основания. Вообще можно определить три направления этой дискуссии - древнеримский период, древнерусский и литовский. В основном раньше споры велись вокруг древнерусского периода (IX-XII вв.) и литовского (XIV в.). Ныне усиленно дебатируется версия древнеримского происхождения города. Эта гипотеза не нова, она возникла ещё в XIX в., и как тогда, так и теперь имеет своих сторонников и противников. Ни в коем случае не имея целью поставить в этом споре окончательную точку (на наш взгляд, это теперь невозможно), мы попробуем лишь поразмыслить над проблемой в контексте военной истории, не принимая ту или другую сторону.

Наиболее характерным признаком древнеримского присутствия в нашем крае считались так называемые Траяновы валы, или земляные приграничные укрепления, сооруженные в начале II в. н.э., которые получили имя римского императора Траяна (97-117 гг.). "По словам Тацита римский император Траян (около 101 - 106 гг. по Рождеству Христовому) покорил беспокойную Дакию и заселил ее римскими колонистами. В настоящее время вне сомнения можно утверждать, что и наш край (Подолье - И.Д.), хотя незначительной частью, входил в это время в состав владений Траяна; свидетельством этого служит существующий и до настоящего времени так называемый Траянов вал (или Траянова дорога), проходящий почти параллельно с Днестром по уездам: Ушицкому, Каменецкому и Проскуровскому, а оттуда уходящей в Галицию... в уезде... Каменецком - в окрестности селений: Еленовки, Калиновки, Безносовец, между Насиевцами и Кульчиевцами, прорезав лес принадлежащий Гродецкому, начиная от Яромирки, показывается в окрестностях селения Кременного, потом при селении Лесоводах разделяется, проходит во владение Зверховец и самое селение и продолжается до м.Сатанова на Збруче. А отсюда переходит в Галицию. Кроме этого по направлению "Траянова вала" и во многих других месностях нашей губернии, неоднократно били находимы римские монеты времен Траяна-Адриана (117-138 гг.) и Антонинов, а названия многих поселений имеют несомненно латинское происхождение". (М.Симашкевич "Историко-географический и этнографический очерк Подолии". Каменец-Подольский, 1880 г.). От себя добавим, что с удивлением узнали об истинном смысле выражения, бытующего в некоторых подольских сёлах: "ціла турма" - много людей, или толпа. Слово "турма" латинского происхождения и означало в римском войске отряд конный, много людей.

На то, что наш край либо входил в состав Римской империи, либо был ей подконтрольным, указывают и некоторые карты - "Карта древней Европы и других частей древних Азии и Африки во времена Римской республики и империи" в кн. "Всеобщественная история древних времен" (ч.2, СПб, 1873) князя Галицина, члена военно-учебного комитета Главного штаба, генерал-лейтенанта; карты Римской империи в энциклопедии Брокгауза-Эфрона, Большой энциклопедии, других изданиях, в основном дореволюционного периода.

Итак, утверждение Симашкевича и других сторонников древнеримской версии базировались на некотором, возможно, и ошибочном, но научном обосновании. Научную базу под гипотезу о древнеримском происхождении Каменца подводят и, вероятно, наиболее горячий сторонник этой версии сегодня киевский учёный О.А.ПЛАМЕНИЦКАЯ, исследующая Каменец уже многие годы и являющаяся здесь своеобразной правонаследницей своей матери, которая исследовала наш город с 50-х годов до самой смерти. Евгения Михайловна Пламеницкая не требует широкой презентации. Архитектор по образованию, Ольга Анатолиевна рассматривает римскую версию с точки зрения архитектурного анализа средневековой застройки центра Каменца-Подольского. Выглядит странным, что когда планировочная структура каменецких улиц и кварталов в Старом городе решена достаточно хаотично, его центр носит чёткую регулярную основу. Анализ квадратной площади ДБИЖ со сторонами в 100 больших косых сажней и четырьма храмами, расположенными на круге с центром, попадающим на башню Ратуши, позволяет говорить о её идентичности римскому военному лагерю. Несомненно, с точки зрения О.А.Пламеницкой, что эта площадь древнее площади ДБВЕ (см. рис.). Центральная часть Старого города в полном смысле является отделённой в городском организме. Замеры площади, многочисленные находки римских монет, в частности и в Каменце, остатки Траяновых валов, во мнению исследователя, подтверждают, что город возник на месте древнеримского лагеря - кастры. Сенсационно прозвучало заявление Ольги Анатолиевны о том, что мост, изображенный на Траяновой колонне в Риме не что иное, как наш Замковый или Турецкий мост, и построили его именно римляне для обеспечения своих военных коммуникационных потребностей. Каменец, по мнению Пламеницкой, вырос из военного древнеримского поселения.

"Такие поселения, выраставшие на базе военных римских лагерей, были распространены в романизированой Дакии, нередко возникая на квадратной схеме плана лагеря. Центральная часть Камянца-Подольского может быть вписана в почти правильный квадрат 303x305 м (КЛМЖ), ориентированный аналогично римским лагерям по сторонам света. Размеры квадрата характерны для одного из типов лагерей (300x300 м) соответствуя по стороне четырём римским центурим и по площади - 16 гередиумам".

Для более детального ознакомления с выкладками О.А.Пламеницкой нужно обратиться к её "Особенностям средневековой застройки центра Каменца-Подольского" (Архитектурное наследство, вып. 33. М. 1985, стр. 52-61).

Таким образом, утверждение исследователя имеет под собой соответствущую научную базу, которой мы не имеем оснований не доверять. Хотя в равной степени мы не имеем оснований не верить тем, кто опровергает "римскую версию", базируясь главным образом на археологических находках. "Археология, - как заявил в статье учёный НИАЗа Андрей ЗАДОРОЖНЮК, - наука точная". Правда, профессор Гарвардского университета Омелян ПРИЦАК несколько иного мнения: "Археология также является очень важной дисциплиной..., но у меня есть своё скептическое отношение к археологическим интерпретациям, не подтверждённым письменными источниками".

Так могли ли мы попасть в орбиту римского влияния и мог ли на месте Каменца быть расположен римский военный лагерь? Теоретически это не исключается. В панегирике императору Траяну Плиний Младший писал: "В последнее время... враги возгордились и сбросили с себя ярмо подчиненности и уже пытались бороться с нами не за своё освобождение, а за порабощение нас, не заключали перемирия иначе как на равных условиях и, чтобы заимствовать наши законы, навязывали свои.
(12) А теперь снова вернулся ко всем им великий страх и рвение выполнять наши приказания. Ведь они видят вождя римлян одного из тех прежних и древних, которым титул императора присуждался на полях, устланных сраженными врагами и на морях, взбаламученных победами. И так мы опять принимаем заложников, а не выкупаем своих и, победив, заключаем условия, не принимая на себя огромных затрат и тяжёлых обязательств. Они просят нас, умоляют, мы же или оказываем щедрость, или отказываем в ней и делаем то или другое благодаря могуществу нашей империи... Они (враги) держались, закрывшись в своих укромных тайниках, наши же отряды воинов радовались тому, что ходили по берегам и пользуясь с твоего разрешения даже не благоприятными условиями, заставляли варваров почувствовать, что такое зима" (Письма Плиния Младшего. М. 1984. стор.219-220).

И правда, при императоре Траяне в начале II в. н. э. Рим достиг такого могущества, что мог позволить себе диктовать условия поведения соседним "варварским" народам. Эти условия не согласовывались, а навязывались соседям, которые должны были их молча исполнять. Известно, что новое - это хорошо забытое старое. Имеем ввиду военные базы одной страны на территории другой. Так не могло ли быть одним из условий диктата строительство военных баз на подконтрольных или зависимых от Рима территориях, в частности и на рубеже Буковина-Подолье после завоевания Дакии? Не могло ли это предусматривать и сооружения на тех же территориях пограничных рово-валовых укреплений (РВУ), которые становились бы преградой для стремительного прорыва варваров большими конными массами вглубь Римской империи? С точки зрения военного искусства того времени это были грандиозные сооружения. Не даром их остатки сохранились до сего дня. Это свидетельствует об использовании высокоразвитых технологий. Просто выкопанный ров и просто насыпанная куча земли врядли простояла бы около двух тысяч лет. Имея чрезвычайно развитую инженерную службу, войска могли сооружать их сами или с помощью военнопленных или местного населения. Основой рово-валового укрепления был вал на деревянном или ашинном каркасе. Это давало возможность предотвратить сдвиг земли и вызывало её равномерное оседание и уплотнение. Землю для насыпания вала получали во время копания рва глубиной 4-5 м, но главным образом до 4 м, шириной до 5-6 м. При этом между вершиной вала и дном рва получали перепад высоты в 6-7 м, преодолеть который было чрезвычайно трудно. Ведь РВУ дополнительно усиливались разного рода инженерными элементами, а особенно на так сказать "танкоопасных" участках. Цивилизация того времени ещё не изобрела взрывных мин, поэтому в первую очередь передполья обеспечивалось разного рода инженерными хитростями и ловушками "волчьими ямами" с острыми кольями на дне. Всё это маскировалось сверху дерновым покрытием, которое ламалось, когда на него наезжал всадник или разом ставал человек. Дополнительно передполье могло усиливаться вбитыми в землю рогатками или рассыпаным частыком (часником) - металлическими шиповаными шариками. Ближе к РВУ шла засека, тоесть вкопанные в землю кроны деревьев и дополнительный ров. Правда, последнего могло и не быть. Сам главный вал сооружался с пехотным бруствером и на нём через определённые промежутки стояли вышки наблюдения. За валом на некотором расстоянии вглубь страны дислоцировались военные гарнизоны в лагерях-кастелах. Последние напоминали собой кастры, но были несколько меньшего размера. Кроме того, различали малые кастелы, которые строили в непосредственной близости к линии валов через 12-15 км одна от другой, и большие кастелы. Эти располагались в 6-10 км от РВУ и в 20-25 км от себе подобных. Задания гарнизонов этих кастел заключалось в том, чтобы сдержать первую волну варварского войска. Полагаясь в некоторой степени на РВУ, римляне понимали необходимость действенной подготовки сопротивлению агрессии. Между линией валов и территорией варваров они оставляли полосу нейтральной либо "выжженной земли" шириной 15-25 км, что равнялось одному переходу военного подразделения. В этой полосе запрещалось селиться, и она контролировалась пограничными разъездами. В случае, если здесь земечали движение, подавался свето-дымовой сигнал и к линии подтягивались войска первого эшелона - малых и больших кастел. В то же время гонцы оповещали гарнизоны больших лагерей-кастр.

Игорь ДАНИЛОВ, заведующий отделом
Каменец-Подольского
исторического музея-заповедника.
Каменец-Подольский вестник, 14 июня 1997 года